Самые популярные


Личное имя

Личное имя — социолингвистическая единица, разновидность имени собственного, один из главных персональных языковых идентификаторов человека или духовной личности.

Прозвище как личное имя

Изначально в качестве личного имени человека употреблялось его прозвище, которое, помимо обозначения данного человека, обладало ещё неким значением. Для девочек выбирались прозвища, которые подчёркивали их женственность: обычно это было название цветов, плодов или животных. Мальчикам же давали прозвища, подчёркивающие их мужество и силу. Считалось, что имя предопределит дальнейшую судьбу ребенка. В процессе жизни прозвища могли меняться в зависимости от тех или иных обстоятельств. Обычно полученное во взрослом возрасте прозвище отражало какую-то особенность данного человека. Так появились Кудрявый, Сильный, Сын Крысы, Меткая Стрела, Образец, Одинокий Пень, Сулеш, Танаш и так далее, и тому подобное (см.Список личных имён). Иногда изначальное значение такого прозвища терялось, и данное слово уже означало только имя и ничего более. В дальнейшем некоторые из таких прозвищ закреплялись традицией. Дело в том, что свои прозвища новорождённые часто получали в честь каких-то других людей, чаще всего умерших родственников.

Рубрики: Интересное, История, Наука, Термины | Комментариев нет »

Тайны женских имён

Женские имена

АЛЕКСАНДРА. Помощь, надежная (греч). Бойкая. Беспокойна и неутомима. Всегда рядом. Обычно характер схож с мужским. Жизненный путь: «сорванец» — «деловая женщина». В обществе и семье столь активна, что на нежность, увы, не всегда достает сил.

АЛЛА. Другая (готск). Яркая, «непобедимая». Не как все. Энергичная. Устремленная ввысь, вдохновляюще-митинговая. Броская, красивая, мужчин не жалеет. Супружество, однако, часто не складывается. Страсть ее — забота о маме.

АНАСТАСИЯ. Воскрешенная (греч). Обычно натуры сложные, противоречивые. Горды, строги и настойчивы. Лукавы и привлекательны. Изменчивы и неуловимы. Годы идут: вчерашний «гадкий утенок» становится и остается соблазнительной женщиной.

АННА. Милостивая (др.-евр). Аннушки-сударушки, правдостойкие, внутренне бескомпромиссные. Сдержанно-страстные, «срывы» бывают редко. В работе добросовестны, тщательны. С народной преданностью, до самозабвения. Добры и ласковы к маленьким.

АНТОНИНА. Пространная (латин). Отзывчивые. Доверчивые. Умеют поддержать словом и делом, деньгами. Им любят поплакаться, облегчить душу, они же свои заботы тактично держат про себя. Ладно сложены, с мягкими линиями, лиричны, но вдруг на ровном месте могут увлечься и увести за собой.

АНФИСА. Цветущая (греч). Самостоятельная, выразительная. Свободолюбива, даже своевольна. Сызмальства со своим непростым характером справляется с трудом. Стремится стать «главой семьи». Измену не прощает.

ВАЛЕНТИНА. Сильная (латин). Кормилица. Откровенна. Непосредственна. Верна. Приветлива. Не так красива, как чертовски мила. Чувственна. Мечтает о вечной любви. В общественной жизни — все время в поиске нового.

ВАРВАРА. Жестокая (латин). «Варвар», идущий к справедливости, к добру, к свету — хотя и из тех, кто мягко стелет, да жестко спать. Сразу обращает на себя внимание, величава. Выдержана, однако с трудом удерживает эмоциональное равновесие. Неуживчива, с большинством часто несогласна. Суженого выбирает придирчиво. Долгожительница.

ВАСИЛИСА. Царственная (греч). Кумир. Труднопостигаемая, непреклонная, руководящая. Несущая судьбу, щедро одаривающая. С ней хорошо сотрудничать, но трудно конкурировать: не желает быть второй. Может обидеться, когда не следуют ее советам. Не стабильна в поведении. Ее поступки часто не понятны окружающим. Обстоятельства к ней благоволят, но этим не следует злоупотреблять.

ВЕРА. Вера (др.-русск). Умные, благосклонные, теплые. Прилежные, ценят порядок. Правдивые, помогающие. Тянутся к возвышенному. Иногда — неудачницы. И все-таки: «нечаянная радость» — ее частая гостья.

ВИКТОРИЯ. Победительница (латин). Темпераментна. Обычно упрямица. В работе с ленцой, но обладает незаурядным вкусом. Спортивна, с осанкой чемпионки, фотогенична. Любит быть в центре внимания. Позволяет себе экстравагантность. Для мужчин опасна: создается всегда впечатление, что увлечена другим…

ГАЛИНА. Ясность (греч). Открытые. Обычно устремленные к высшей цели. Собраны, но умеют быстро расслабляться. Иногда — «своевольные панночки». Очень изящны, всегда на виду — могут завлечь в омут. Дома ласковые, уютные, спокойные, но требовательные.

ГЛАФИРА. Гладкая (греч). «Пава». Ладная. Искусная. Душевно раскованная. Любознательная, ненасытная. Воспитана, с хорошими манерами. Тщательно преподносит себя, страдает от «крика моды». Умным предпочитает красивых. К сожалению, в знакомствах не всегда разборчива. Снисходительна к соперницам. Любит готовить, может осчастливить.

ДАРЬЯ. Огонь великий (персид). С темпераментом холерическим, с сильными быстро возникающими чувствами, но не опрометчивы. В труде, творчестве могут далеко пойти. Возбуждают интерес. Артистичны. Жгучие, сгореть в их «пламени» — одно удовольствие. И тем не менее домоседки иногда — тихоленивы.

ЕВГЕНИЯ. Благородная (греч). Как правило, твердо уверены, что хорошо все знают и не без оснований: полагаются на здравый смысл. В любой ситуации — как рыба в воде. Видные, представительные. Требовательные, любят восстанавливать справедливость. Свои в своем кругу, близкому человеку в поддержке не откажут никогда. Всю жизнь молоды и горячи.

ЕКАТЕРИНА. Надежда истинная, вечно чистая (греч). «Народная дворянка». Ее природная решительность — от талантливости, разумной бережливости и расточительной щедрости. В то же время Катя — женщина хорошего настроения: и родная, и земная.

ЕЛЕНА. Солнечная (греч). Взбудораживающая, одухотворяющая. Притягивающая, привораживающая. Сказочная, радость создающая. С большим внутренним обаянием. С личным взглядом на мир. Многие ради нее готовы на все. Детские пеленки и посуда — не на первом плане.

ЕЛИЗАВЕТА. Почитающая Бога (др.-евр). Преданная. Снисходительная. О вкусах не спорит. Подвержена стрессам, хотя держится хорошо. Полагается на интуицию и нередко бывает обманута. Деликатна и женственна, сентиментальна. Любит любовь в любви.

ЗИНАИДА. Божественная (греч). Самобытная, самоутверждающая, с постоянным стремлением к первенству: что называется, с характером. В компании — «императрица». С незаурядным и изысканным вкусом. Разум дурманит: молва такова, что больше всего мужчин пострадало именно от Зинаид.

ЗОЯ. Жизнь (греч). Однообразных Зой нет. В характере удивительное сочетание крайностей: твердости и мягкости, холодности и нежности. Они разные: одна — любит, когда за ней ухаживают, другая — назначает свидание сама, иные и вовсе — предпочитают кино. На Зою всегда обращают внимание, ее завораживающий взгляд остановит.

ИННА. Бурный поток (греч). Интеллектуальна. Горожанка. Легко ранима. Родителям с ней непросто. Мученица от характера, от своей внутренней дисгармоничности доходит до слез. Способна на неожиданные поступки. Расточительна на эффектно благие дела. Где бы Инна ни жила, в ней всегда есть что-то от аромата Санкт-Петербурга.

ИРИНА. Мир (греч). Почти всегда беззаветно любящая заботливая мать, верная жена. Терпелива до жертвенности. Данную ей свыше жажду покоя никак не удается удовлетворить. В повседневной жизни — нечто вроде Фигаро. Никогда, даже с возрастом не теряет привлекательности.

КИРА. Госпожа (греч). Обычно закрытая натура. Аристократка: знает себе цену. Самолюбива и решительна, порой тщеславна, вплоть до гордыни. В каком бы возрасте ни была — «владыка-ребенок»: порой и вдруг женское начало берет верх над разумом. Как правило, с фигурой стюардессы, ясноглазая, таких мужчины опасаются — предпочитают любоваться издалека.

КЛАВДИЯ. От Клавдий, хромой (латин. В большинстве трудолюбивые, терпеливые подвижницы. Все близкие — всегда под их ласковым, заботливым крылом. Клава считает: «Семья — это Жизнь».

КСЕНИЯ. Странница (греч). Привлекательны. Коммуникабельны. Конфузливы. Обычно с неустойчивым темпераментом, непоседы. Тем не менее добросовестны, могут делать любую работу. Щедры к людям. В личной жизни обычно требовательны, ревнивы.

ЛАРИСА. Чайка (греч). Свободолюбива. Выразительна, притягательна. «Сладкая женщина». Таким пишут стихи. Повышенно впечатлительна. Требовательна, щепетильна до создания проблем для других и самой себя. Жизнь без них была бы пресной.

ЛИДИЯ. От Лидии — области в Малой Азии (греч). Характер сложный, скрытный. Обладает мужским складом ума. Смелая и твердая духом. Независима, правдива. Весьма неординарна в творческом самопроявлении. Могут околдовать и стать вечно любящей женой. Неосторожность с ней рискованна.

ЛЮБОВЬ. Любовь (др.-русск). Любаша. Выразительна взглядом: вершина триады Вера — Надежда — Любовь. Немного легкомысленна, ранима, сама нуждается в ласке. Покладиста, уступчива, без упрека. Работать любит, в ее руках все спорится. Добра, но в жизни не всегда удачлива. Внутренне устойчива, набожна.

ЛЮДМИЛА. Людям милая (славян). Заботлива, снисходительна. Воспитательница, ревнительница нравственности. Умеет правильно оценивать свои возможности и слегка лукава. Здравомыслящая, почти безукоризненная хозяйка. Как правило, окружена друзьями. Предана любимому, ревнива. Желание нравиться порой ей вредит.

МАРГАРИТА. Жемчужина (греч). Мечтательны и нежны. Честны и бескорыстны. Сострадательны. С легким характером для родных и друзей и трудным для себя. Интеллектуальны. Весьма дорожат своей независимостью. Загадочны. Смеют отказаться от предмета своего увлечения.

МАРИНА. Морская (латин). Часто — баловень судьбы. Нетерпелива и импульсивна. Может придать делу большой размах. С воображением, вольная, не знает, как поступит через миг. Всегда в желанной осаде поклонников. В душе — лелеет единственного.

МАРИЯ. Горькая, упрямость, превосходство (др.-евр). Вспомоществовательницы. Следуют правде. Справедливы. Искренни и благожелательны в суждениях. Готовы постоять за тех и других, за общество. Умеют терпеть. Их судьба подтверждает, что жизнь прожить — не поле перейти.

МАРФА. Наставница (арамейск). Очень многообразны и по характеру и по поведению. Способны на самые неожиданные поступки. Обычно умеют предвидеть и повелевать. Могут достойно осудить собственную ошибку, и это помогает им увлечь за собой. Сосредоточены на семье, привязчивы к родителям и детям.

НАДЕЖДА. Надежда (др.-русск). Трудолюбивы. Разнообразны в поведении. Неуправляемы и во всем активны. Изобретательны от природной раскованности и некоторой авантюрности. Бывают жестки и требовательны. Не приемлют изнеженность и малодушие. Верны данному слову, надежны. Любят беззаветно.

НАТАЛИЯ. Природная, родная (латин). Женственная и мягкая. Лиричная и застенчивая. Пылкая и снисходительная. Внешне легкомысленна, в сложных же ситуациях неожиданно самостоятельна. Фантазерка до потери чувства реальности. Любима и любит. Прирожденная мама.

НИНА. От Нин — столицы Ассирии (груз). Самозначительна, себя ценит, и это выручает в обстоятельствах, которые вокруг нее запутаны. Часто сама себя вгоняет в перегрузку. Иногда — несет спасение, порой — напрочь отвергает. В молодости почти всегда — в верхнем углу «любовного треугольника», с возрастом — предмет мужского поклонения.

ОКСАНА. От Ксении, странница (укр). Со стойким характером. Тверда. Величава, «мадонна». Зажигательна и эксцентрична. Модница. Любит «гулять сама по себе» — в ней что-то от нечистой силы. Хлебосольна до беспредела. Страсть погасить не может — говорят, что это имя идет или жгуче-чернявым, или огненно-рыжим.

ОЛЬГА. Светлая (скандинав). «Достойная есть», независимая. Упрямая, в вечных проблемах. Властительница в своем окружении — «княгиня». Опасна в гневе, но ее личная преданность стоит высоких комплиментов. У нее: страдание — от любви, любовь — от страдания. Однако, как ни странно, в юности — иная: легкая, с сумасшествинкой.

ПОЛИНА. От Павлик (греч). Подруга. Кристально чистая женщина в темно-вишневой шали. Полевой цветок — краса провинции. И в столицах держит русский дух. Слабохарактерность украшает ее женственность. Всю жизнь — вся в хлопотах. Ее заботливости хватает на два поколения. В юности — разбитная бабонька, с годами не утрачивает моложавости и поэтому в старости обожает молодежь.

РАИСА. Легкая (греч). Ровные в общения с близкими людьми. Усидчивы, практичны, скрупулезны в работе. Житейские, без комплексов. По лезвию бритвы не ходят, но пройти могут. Нейтрализуют возникающие конфликты. В семье хорошие хозяйки. В любви — рассеивающие печаль.

РИММА. От Рим (латин). Редкая женщина. Вобрала в себя «достоинства и пороки Востока и Запада». Неэквивалентна во взаимоотношениях. Ее праздник — с надрывом. Если к кому-либо привязана, то страстна и нежна.

РУФИНА. Рыжая (греч). «Ртуть»: пульсирующая, утром — одна, вечером — другая. Резко стартующая, неутомимая и… вечно неудовлетворенная до конца. Живет в темпе, с постоянной тягой к тому, чего нет, В желаниях может перейти грань. С мужчинами держит себя так: если захочу — ни один не устоит. В тоже время строга к себе и никогда не считает, что в ошибках виноват кто угодно, только не я.

СВЕТЛАНА. Светлая (слав). Счастье — в Светлане самой: судьба к ней непоследовательна. Обычно вырастает красавицей. «Фельдмаршал в юбке». Аккуратистки, но в жизни редко бывают устроены. Любят старое терпкое вино. Имеют контрастный характер. Мужьям преданы, но могут «оступиться».

СЕРАФИМА. Пламенная (др.-евр). Хороши собой. Способны, импульсивны, несдержанны. Очень придирчивы. Всегда настаивают на своем. Дорожат репутацией. Независимы материально, крепко стоят на ногах, демократичны. Умеют нравиться.

СОФЬЯ. Премудрость (греч). С богатыми жизненными силами. Знающие. Праведны. Здравые. К ним тянутся на исповедь. По натуре судьи, несущие помощь и исцеление. Могут сделать больно, но человек укрепится. Обычно избраны и осчастливлены мужьями. Мать Веры, Надежды, Любви — через них передаются традиции.

ТАИСИЯ. От «Богиня плодородия» (др.-египет). Блистательная, обольстительная девушка. Болтушка — хохотушка. Заласкана вниманием. Успокаивается детьми. Она кормит и одевает, бранит и ласкает, она учит жизни: она мать — она всегда права. Блистательная, обольстительная женщина.

ТАМАРА. От «финиковая пальма» (др.-евр). Двуедина, у Тамары — врожденная борьба между желаниями и возможностями. Горда, самоуверенна. Всегда в курсе дел, общественница. Ей до всего есть дело, у нее всегда есть деньги. В серьезных мыслях тревожны; наедине с собой — легки в волшебных мечтаниях. Образ лермонтовской царицы всегда витает над ней.

ТАТЬЯНА. Повелительница (греч). Верность в соединении с чувством собственного достоинства — черты Татьяниного характера. Встреча с ними всегда обнадеживает. Коварства и зла не приемлют. Строгая исполнительница собственного, себе заданного, стремления. Порой Татьяна — мученица от обстоятельств судьбы, а все-таки в Москве… «в день Татьяны все студенты пьяны».

УЛЬЯНА. От Юлиан (латин). Справедлива, собрана, придерживается строгих правил. Крутая Мордюковская женственность слилась с этим именем: коня на скоку остановит. Шутят смачно, образно, целенаправленно: резко и очищающе. В тоже время стыдлива, неприятности переживает глубоко, в себе. Трудяга, «владимирский тяжеловоз». Везет на себе и двор, и большую семью, и мужнину любовь. Достойна восторга.

ФАИНА. Являющаяся, сияющая (греч). Вихревые, темпераментные, требовательные. Прекрасны. В них воедино слиты силы чар, желаний и страстей: сами страдают от своей «талантливой стервозности». В сущности же они терпимы и добры. Сердца их всегда бьются неровно. Порой печальны. В семье обычно много детей, которых любят, жалеют, вот только держат в необычайной строгости.

ЮЛИЯ. От Иулия, волнистая, пушистая (греч). Подвижная, заметная, идущая вверх по лестнице. В чем-то неприкаянная. Дитя любви, с детства окружена поклонением и с достоинством принимает его. Талантливая богема, с изюминкой, пытается достичь всеобщего признания, однако старшим уступает место. Коза-егоза с изящными острыми рожками. Манит, и… уходит.

Рубрики: История, Наука | Комментариев нет »

Происхождение еврейских фамилий

Личные и наследственные имена евреев России — то есть собственные имена и фамилии — интересная для исследования тема. Во-первых, они характерны для всех ашкенази — подавляющего большинства еврейского населения мира; во-вторых, они имеют свои местные особенности: например, отличаются большой пестротой. Например, одного и того же человека могут звать Герш, Гершко, Цви-бен-Йехуда, Герш Юделевич и в миру Григорий Юрьевич. И ничего в этом удивительного нет. Обычно по традиции новорожденному дают «святое имя» (шем кадош). Оно всегда на иврите и взято из книг святого писания. Мальчик получает его на 8-й день жизни — при обрезании, имя же девочки объявляет ее отец в первую субботу от рождения с возвышения в синагоге.

Например, ребенка называли Цви — дословно «олень». Но, принято, что «святое имя» не произносят часто: его используют при обрезании, при вступлении во взрослый возраст — 13 лет при обряде « бар-мицва», при вступлении в брак, а также при всех религиозных ритуалах; его же пишут на могильном камне. Для повседневного употребления служит «кинуй> — «бытовое имя». «Цви» — «олень» — «гирш» на языке идиш. А отца зовут «Йехуда» — на идиш «Юдель». Таким образом, Цви-бен-Йехуда — он же Гирш сын Юделя. Скажем, по казенным документам Гирш (или Герш в зависимости от диалекта и грамотности писаря) Юделевич Кожушнер. Переселившись в город Гирш Юделевич адаптирует имя в Григория — может быть Юделевича, а может быть и Юрьевича. При всем этом тут изменение имени идет постепенно и логично.

Этого не скажешь о фамилии — в нашем примере, Кожушнер. Правда, каждый, услышав ее, воспримет ее как еврейскую. Таковой она и будет — и в то же время ничего общего с еврейской антропонимической традицией она не имеем и получена очень недавно. Может быть, тогда, когда, собираясь в город Гершко, сын Юделя Хромого (или Рыжего, или Длинного), пришел в кожушнельский сельсовет за нужной справкой. Тут-то ему и написали Герш Юделевич, а фамилию, не долго думая, произвели от названия поселка Кожушня: Кожушнер. А могли бы и Кожушнянский и т.д.

Евреи, как и другие народы Ближнего и Среднего Востока, фамилий никогда не имели, а назывались только отчествами, присоединяя их словами «бен» — (сын) или «бат» — (дочь). И каждый уважающий себя человек должен был знать не менее семи имен предков. Поскольку имена могли повторяться, для различения их могли добавить название населенного пункта, где уважаемый предок жил (Иерушалми — Иерусалимский, Фаюми — Фаюмский, Бавлеи — Вавилонский, а позднее — в странах рассеяния: ми Тудела — из Туделы, ха Роми — Римский, ха Ляди — Лядер — Лядский и т. д.). Иногда же добавлялось прозвище: Яффе (Иоффе) — красивый, Шапиро — благообразный, Клугер — умный или название профессии: Сандалар (Сандлер) — сапожник, Хайят (Хаес) — портной, Софер – писец и т.д.

Те же, кто происходил из двух священнических родов: Коhенов — священников или Леви — помощников священников, обязательно добавляли hа Коhен или hа Леви. Отсюда и пошли разнообразные Коэны, Коны, Коганы, Куны, Каганы и т.д. и Леви, Левины, Левиевы и даже Льюисы (английское чтение Lewis; в данном, правда, случае, это не обязательно евреи: имя это широко использовали англосаксы в период протестантского увлечения ветхозаветными именами). Однако, развитие общественной жизни требовало, чтобы все граждане имели документы и фамилии. К XVIII веку большинство населения Европы еще не имело устоявшихся фамилий; в России же они не устоялись и к 1917 году (а учитывая восточные владения империи, они установились, дай Бог, к 50-м года нашего века).

Сначала потребовали от евреев принять фамилии власти Австрии, причем те, кто от этого уклонялись, получили их от чиновников, зачастую издевательские вроде Эзельскопф — Ослиная Голова! Потом власти Пруссии, занимаясь эмансипацией евреев, даже не принимали к рассмотрению бумаги тех, кто минимум за полгода не взял себе «по-европейски (т.е. по-немецки) звучащей фамилии» (а также не отказался от «азиатского платья», не говорит правильным языком и т.д.)

В России первым предложил обязать евреев принимать фамилии поэт и сановник Гаврила Романович Державин. При этом он считал, что они должны звучать «на малороссийский лад», отражая особенности характера и оценку их властями. Для трудолюбивых и порядочных «Промышленный», для спорых в деле «Швыдкий», для скрытных — «Замысловатый» или «Замыслюк» и т.д. (Примерно так же давали позднее чиновники фамилии украинским крестьянам: Нетудыхата — владельцу без складу и ладу стоящей хаты, Тягны — Рядно — лентяю, которого с места не сдвинешь, в то время как хорошие хозяева получали вполне по-великорусски звучащие фамилии: не Коваль или Коваленко, а Ковалев). Дворяне же добавляли к своим фамилиям на «-ко» буковку «в» Пфепенков. Процесс фиксации фамилий завершился к 80-м годам прошлого века. В сравнении с фамилиями других народов у евреев повышен процент фамилий от названия населенных пунктов. Практически все города, городки, поселки, местечки и села бывшей черты оседлости оказались фамилиями. Бершады: Бершадский, Бершадер, Бершадчик и т.д.; Варшава: Варшавский, Варшавер. Кричев, Пирятин, Гусятин, Бердичев, Лепель — со всеми возможными окончаниями.

Другие — от имен отцов: Абрамзон, Абрамович, Абрахамович, Абрамов, Аврахамов и даже Ибрагимов.

Очень велико (даже непомерно) количество еврейских фамилий от имен матерей. Тут сказалась, очевидно, большая социальная активность женщин, зачастую содержавших не только детей, но и занятых благочестивым изучением Писания мужей. Ривин, Ривкин, Ривес, Ривас, Ривлин, Рывкин; Малкин, Малкес, Гитин, Гутин, Гитлик и т.д.

Человек, переселявшийся из Австрии (а она начиналась не так далеко от Жмеринки) мог получить фамилию Ойстрах — на идиш «Австрия»; из Литвы (что включало Белоруссию, Смоленскую область и т.д.) — Литвак, Литвин, Литвинов; из Германии (сразу к западу от Варшавы): Тайц — «Германия» на идиш, Ашкенази — «Германия» на иврите, Немчик. Встречались просто не изменяемые названия городов в Германии: Ландау, Люцау, Лившиц, Берлин.

Особенно же много было названий профессий: Шнайдер, Шнайдерман, Портной, Портнов, Хайят, — все от слова «портной» на разных языках; Шустер, Швец, Сапожник, Сапожников, Сандалар, Сандлер — «сапожник». Отдельно следует отметить только еврейские профессии: Меламед — «религиозный учитель», Шойхет — «резник», Шадхан, Шадхен — «сват», Могел — «мастер обрезания».

Для потомков же раввинов добавлялось уважительное окончание «ович». Так и появилась прославленная в тысяче анекдотов фамилия Рабинович. Она считается уж такой еврейской, что другой такой и не придумаешь. И отсюда же следует, что ничего общего с еврейской традицией она не имеет, и окончание ее — самое, что ни на есть славянское.

Если уж брать чисто еврейскую традицию, то это фамилии аббревиатуры, в каждой из которых зашифрованы предки и их заслуги. Назовем некоторые из них. К примеру, Кац. На первый взгляд — «кошка» по немецки. А в действительности: «коhен цедек» — праведник, «Зак» — «зэра кадошим»: «семя святых». «Маршак» — «морену рабену Шломо Клугер» — «учитель наш, господин наш, Соломон Мудрый», «Магалиф», «Магараф» и т.д.

Хотя зачастую имена евреев, по крайней мере, употребляемые в быту, не сильно отличаются от русских (хотя бы потому, что значительная часть русских имен заимствована из еврейского языка — Иван, Михаил, Гавриил, Мария и т.д.), тем не менее можно четко выделить набор имен, употребляемых евреями, и имен, ими не употребляемых. К примеру, не встретить еврея по имени Иван, Василий, очень редки — Петр, тем более — Святослав или Вячеслав (хотя чего не бывает!). Зато часты имена Лев, Григорий, Яков, Марк, Михаил, Александр. (Последнее заслуживает более подробного рассказа: оно появилось в еврейском антропонимиконе в 332 году до нашей эры).

Тогда в Палестину вошла армия Александра Македонского, который проявил подчеркнутое почтение Храму и священнослужителям его. И первосвященник распорядился, чтобы все мальчики, родившиеся в этом году, получили имя Александр, в простонародной форме «Сендер».

Это связано не только с желанием, не выделяясь в массе именем, все же не выглядеть выкрестом — достаточно сильным в еврейской среде. Это связано со стойким обычаем давать новорожденному имя умершего близкого человека. То есть «шем кадош» совпадет полностью, а для «кинуй» достаточно совпадения «согласного скелета» имени. На иврите ведь пишутся только согласные. Совпадать могут даже не все согласные, но уж обязательно первые. К примеру, мальчика назвали Фридрих (дело было до войны, а имя ассоциировалось прежде всего с идеологически чистым Энгельсом), потому что умерла его бабушка Фейге-Рейзл. Причем обычай столь стоек, что его придерживаются большинство евреев, даже те, что почти ничего не знают о нем и никогда не слышали выражений «шем кадош» и «кинуй». Соответственно, ребенок не может получить имя отца. Еврей по имени-отчеству Михаил Михайлович — немыслим. Впрочем, в миру — отчего бы нет, если он по паспорту, скажем, Моисеевич.

Все сказанное выше относится к ашкенази. В восточных группах наоборот нарекали ребенка именем живущего уважаемого человека.

Ни горские, ни бухарские евреи (как и окружавшие их мусульманские народы) фамилий не имели, и им давали их по простецкой схеме — по имени отца: Овадьяев, Ильягуев, Авшалумов, Иллизаров, Абрамов, Юнатанов и т.д.

В Грузии в свое время евреев (и «татар»-азербайджанцев, и армян и собственно грузин) именовали по отцу с добавлением «швили» — «сын».

Рубрики: История, Фамилии разных народов | Комментариев нет »

Раввинские фамилии и еврейские династии

Еврейские фамилии могут сказать об очень многом. Например, где зародилась она, как расселялся тот или иной род с течением времени и откуда он происходит, к какому социальному слою принадлежит. И многое другое.

Общеизвестно, что традиционно евреи различаются по происхождению и делятся на священнослужителей «кохенов» потомков пророка Аарона, и потомков колена Леви «Левитов» служителей иерусалимского Храма — с одной стороны, и потомки всех остальных колен — с другой, называемых «Исраелим». (Отметим, что цари Израиля из Дома Давидова, к священнослужителям не относились.)

Звание священников — коченов и их помощников — левитов передавалось по наследству. И сегодня фамилии, произошедшие от наименования наследственного титула, очень распространены.

В рассеянии — когда Храм уже был разрушен, а главную роль руководителей еврейских общин приняли на себя раввины (отметим, что раввин — не священнослужитель, а наставник, так же, как и синагога — не храм, а место для общей молитвы, проведения ритуалов и т.д.). Уже в раннем средневековье возникли раввинские роды, где обязанности передавалась по наследству, так же как и глубокое почтение, окружавшее потомков знаменитых раввинов. Кстати, практически все они потомки кохенов и левитов.

Количество этих фамилий так же очень ограниченно. Иногда, однако, обилие раввинских фамилий производит впечатление их многочисленности. Но, все дело в том, если само имя родоначальника строилось по традиционной еврейское схеме: «такой-то, сын такого-то, сына такого-то и т. д.», то к имени часто добавлялось названия города, где раввин жил, — и именно в таком виде оно дошло до нашего времени в виде фамилии.

Далее, потомки раввина — и сами раввины тоже — сохраняли в имени генеалогическую линию, но чтобы различаться, добавляли название того места, куда они переселялись. Не могли, в конце концов, все раввины сосредоточиться в одном месте! Каждая зажиточная и уважающая себя община старалась пригласить к себе раввина — потомка наиболее уважаемого рода. Кроме того, ему слали запросы по трудным проблемам еврейские общины со всего мира. Из Йемена или с Атласских гор в Северной Африке могли писать в Испанию, Германию, а потом — в Польшу и, соответственно, в царскую Россию. Подписываясь, раввин (а его мнение считалось законом) обязательно указывал город, чтобы его можно было отличить от предка, скажем с тем же именем, возглавлявшего совершенно другую общину. Так фамилии раввинских родов ширились и ветвились — но при всем разнообразии на одном генеалогическом древе, которое можно проследить до конца XI—XII веков и далее — до периода сорокалетнего кочевья в Синайской пустыне.

Добавим, что во всех еврейских общинах знали кохенов, левитов и потомков раввинских династий, так что взять себе такую фамилию произвольно было невозможно.

Слово «коhен» на иврите пишется тремя буквами: «каф», «hэй», «нун» («hэй» — примерно то фрикативное «г», которое мы слышим в речи людей, говорящих с южнорусским, украинским или белорусским акцентом). В европейском написании оно приобрело звучание Кон, Кохен, Коен, Коган, Каган, Кан (далее от него произошли Каганов, Кагановский, Каганович). И фамилия Кац — аббревиатура от «коhен цедек» — «священник праведных». Иногда к ней добавляется «ман»: Кацман. Встречаются и Кацев, и Кацов.

К этому же разряду относится и Каплан, что есть то же слово «священник» по-польски (сравните с «капелланом»). В искаженном виде: Каплун и все от него производные.

От слова «леви» («ламед», «вав», «йод») — потомки служителей храма — произошли фамилии Левин, Леви, Левит, Левитин, Левитан, Лев. И фамилия Сегал — от «сган левийя» (ассистент левита). Ее другие формы Сигал, Сингал, Сегалов, Сегалович.

Все сказанное выше служит примером и далеко не исчерпывает богатства форм кохенских и левитских фамилий. Отличать от них следует фамилии Левитский (Левицкий) и Левитов. Это распространенные среди потомков православного духовенства фамилии — такие же искусственные, как Преображенский, Рождественский, Ерусалимский и т.д. Их давали выпускникам духовных семинарий, пользуясь Ветхим (т.е. Библия) и Новым Заветом.

Раввинские фамилии имеют в основе названия немецких городов: Ауэрбах (Авербух — в скобках форма на идише), Бахрах (Бакарах), Блок, Эпштейн, Гюнцбург (Гинзбург), Майнц (Минц), Катценелленбоген, Ландау (Ланда). Это лишь малая часть.

Большинство восходят к раввину Менахему Нахуму, жившему в XIV веке в городе Катценелленбоген. Его дедом был Иехиэль Лурия, а бабка — Ханна Минц.

Потомки брали то или иной из этих географических названий («Лория» — город в Северной Италии). С течением времени географические названия стали непосредственными фамилиями. Раввинские же — и все фамилии-аббревиатуры — и восходят, скорее всего, к рабби Менахему Нахуму.

Рубрики: Интересное, История, Наука, Фамилии разных народов | Комментариев нет »

Распространение фамилий у крестьянства

В далеком 1888 году был опубликован специальный указ сената, гласивший:

…Как обнаруживает практика, и между лицами, рожденными в законном браке, встречается много лиц, не имеющих фамилий, то есть носящих так называемые фамилии по отчеству, что вызывает существенные недоразумения, и даже иногда злоупотребления… Именоваться определенной фамилией составляет не только право, но и обязанность всякого полноправного лица, и означение фамилии на некоторых документах требуется самим законом.

В центральной России среди крестьянства фамилии до XIX века были относительно редки. Тем не менее, можно вспомнить отдельные примеры — знаменитый Иван Сусанин, живший в XVI-XVII веках. Кроме того, известны фамилии некоторых крестьян — участников тех или иных войн, походов, оборон городов или монастырей и прочих исторических катаклизмов. Однако, действительно, до XIX века массового распространения среди крестьян Центральной России фамилии не имели. Но это скорее связано с тем, что в те времена не было необходимости в поголовном упоминании всех крестьян, и документов, в которых крестьяне поголовно или в большинстве своем упоминались бы, не существует. И для официального документооборота тех лет в случае, если в нём упоминался крестьянин, обычно, вполне достаточно было упомянуть деревню, в которой он проживал, помещика, которому он принадлежал, и его личное имя, иногда вместе с профессией. Большинство крестьян центра России было официально наделено фамилиями, зафиксированными в документах только после отмены крепостного права в 1861 году.

Некоторые фамилии образовались от фамилий помещиков. Одним крестьянам давали полную или изменённую фамилию их бывшего владельца, помещика — так появлялись целые деревни Поливановых, Гагариных, Воронцовых, Львовкиных и т.д.

В корне фамилий некоторых лежали названия населенных пунктов (сел и деревень), выходцами откуда были эти крестьяне. В основном это фамилии, оканчивающиеся на -»ских», например — Успенских, Лебедевских.

Однако, большинство фамилий, по происхождению являются семейными прозвищами, которые, в свою очередь происходили от «уличного» прозвища того или иного члена семьи. Основной массе крестьян в документе записывали именно это самое «уличное» прозвище, которых у иной семьи могло быть и не одно. Прозвищные фамилии появились гораздо раньше поголовного офамиливания. Эти самые семейные прозвища, иногда уходившие своими корнями, в глубь многих поколений, фактически выполняли роль фамилий у крестьян Центральной России — в обиходной жизни, еще до поголовного их закрепления. Именно они в первую очередь попадали в переписные листы, и на самом деле, офамиливание являлось просто записыванием этих прозвищ в документы.

Таким образом, наделение крестьянина фамилией часто сводилось просто к официальному признанию, узакониванию, закреплению семейных или личных прозвищ за их носителями. Этим и объясняется то, что в эпохи до массового наделения крестьян Центральной России фамилиями — нам все же известны отдельные имена и фамилии крестьян, принимавших участие в тех или иных важных событиях. При появлении необходимости упомянуть крестьянина в летописи или в повествовании о каком-то событии, участником которого он являлся — в качестве его фамилии, просто указывалось соответствующее прозвище — его собственное, или его семьи. И затем, в ходе поголовного присвоения фамилий крестьянам Центральной России, которое произошло после отмены крепостного права, эти же прозвища были в большинстве своем официально признаны и закреплены.

Мирские фамилии образовывались на основе имени мирского. Мирские имена пришли из языческих времен, когда имен церковных еще не существовало или они не принимались в простом народе. Ведь христианство далеко не сразу заполонило умы, а тем более души славян. Старые традиции хранились долго, заветы предков чтились свято. В каждой семье помнили, как звали прародителей до 7 колена и даже глубже. Предания из истории рода передавались из поколения в поколение. Поучительные истории о былых деяниях пращуров (пращур — отдаленный предок, родоначальник) рассказывались на ночь юным продолжателям рода. Многие из мирских были именами собственными (Горазд, Ждан, Любим), другие возникли как прозвища, но потом стали именами (Некрас, Дур, Чертан, Злоба, Неустрой). Здесь надо заметить, что в древнерусской системе имен также было принято называть младенцев охранными именами, оберегами — именами с отрицательным содержанием — для защиты, отпугивания злых сил или для обратного действия имени. Это как до сих пор принято ругать держащих экзамен, или желать охотнику «ни пуха, ни пера». Считалось, что Дур вырастет умным, Некрас красавцем, а Голод всегда будет сытым. Охранные имена потом становились свыкшимися прозвищами, а далее и фамилией.

У некоторых в качестве фамилии записывали отчество. В царских указах о проведении переписи обычно говорилось, что следует записывать всех «по именам с отцы и с прозвищи», то есть по имени, отчеству и фамилии. Но в XVII — первой половине XVIII веках у крестьян наследственных фамилий не было вовсе. Крестьянская фамилия жила лишь в продолжение одной жизни. Например, родился в семье Ивана Прокопий, и во всех метрических записях именуется он Прокопий Иванов. Когда же у Прокопия родился Василий, то стал новорожденный Василий Прокопьев, а вовсе не Иванов.

Первая перепись 1897 года показала, что фамилии не имеет до 75 % населения (впрочем, это относилось более к жителям национальных окраин, чем коренной России). Окончательно у всего населения СССР фамилии появились только в 30-е годы XX века в эпоху всеобщей паспортизации (введении паспортной системы).

Рубрики: Интересное, История, Наука | Комментариев нет »

Распространение фамилий у русского духовенства

У духовенства фамилии стали появляться лишь с середины XVIII века. Обычно они образовались от названий приходов и церквей (Благовещенский, Космодемьянский, Никольский, Покровский, Преображенский, Рождественский, Успенский, и т. п.). До этого иереев обычно именовали отец Александр, отец Василий, батюшка или поп Иван, при этом никакой фамилии не подразумевалось. Их дети, если возникала необходимость, часто получали фамилию Попов.

Некоторые священнослужители приобретали фамилии при выпуске из семинарии: Афинский, Духосошественский, Пальмин, Кипарисов, Реформатский, Павский, Голубинский, Ключевский, Тихомиров, Мягков, Липеровский (от греческого корня, означающего «печальный»), Гиляровский (от латинского корня, означавшего «веселый»). При этом лучшим ученикам давались фамилии наиболее благозвучные и несшие сугубо положительный смысл, на русском или латинском языке: Бриллиантов, Добромыслов, Бенеманский, Сперанский (русский аналог: Надеждин), Беневоленский (русский аналог: Добровольский), Добролюбов и пр.; наоборот, плохим ученикам придумывали неблагозвучные фамилии, например Гибралтарский, или же образованные от имен отрицательных библейских персонажей (Саулов, Фараонов).

Рубрики: Интересное, История | Комментариев нет »

Распространение фамилий у русского купечества и служилых людей

В XVIII—XIX веках стали распространяться фамилии у служащих людей у купечества. Поначалу удостаивались фамилий только самое богатое — «именитое купечество». В XV-XVI веках таких было немного и, в основном, северорусского происхождения. Например, купцы Калинниковы, основавшие в 1430 году город Соль Камская, или знаменитые Строгановы.

Среди фамилий купечества было много таких, в которых отражалась «профессиональная специализация» их носителей. К примеру, фамилия Рыбников, образованная от слова рыбник, то есть «торговец рыбой». Можно вспомнить также гражданина Кузьму Минина — как известно не относившегося к дворянству, но имевшего собственную фамилию уже в конце XVI, начале XVII веков.

Рубрики: Интересное, История | Комментариев нет »

Фамилия и происхождение фамилии история фамилии, значение фамилий

Фамилия — наследственное имя семьи, первичной ячейки общества. В прошлом генеалогии (родословные) были достоянием только горстки аристократов. А всей массе простого народа предков происхождение фамилии и вовсе не полагалось. Но миллионы людей вправе гордиться своими предками и их трудом.

Вообще в истории России в княжение Василия I россияне начали именоваться вместо прозвищ по фамилиям, стали выходить из употребления древние славянские имена, прославлялись иконописцы: Семен Черный, старец Прохор, монах Рублев.

Изучение фамилий ценно для науки. Оно позволяет полнее представить исторические события последних столетий, равно как и историю науки, литературы и искусства. История фамилии — своего рода живая история. Ошибочно думать, будто это относится только к фамилиям выдающихся людей — история трудовых семей ничуть не менее интересна. Фамилии рядовых людей позволяют, например, проследить маршруты больших и малых миграций.

Важна информация, даваемая фамилиями, возникшими из топонимов (географических названий). Так, по всему русскому Северу рассеяна фамилия Кокшаровых — эхо трагической судьбы маленького городка на реке Кокшеньге в Важской земле, уничтоженного в 1452 году. Если нанести на карту места распространения фамилий, образованных от названия одного города, и соединить их линиями с этим городом, получим розу лучей, указывающих зону его связей.

Многие фамилии напоминают об исчезнувших профессиях: Балакирщиков, Бердников, Бортников, Бронников, Воскобойников, Денщиков, Знахарев, Ирошников, Кожемякин, Коновалов, Копейщиков, Кречетников, Лучников, Мечников, Олейников, Решетников, Окладников, Пономарев, Ростовщиков, Рушников, Свечников, Скоморохов, Сокольников, Солодовников, Стрельцов, Сырейщиков, Сыромятников, Толмачев, Трапезников, Хамовников, Целовальников, Шаповалов, Шерстобитов, Шорников и множество других.

Не раз отмечалось, что некоторые профессии исчезли бесследно и их названия остались неизвестными — об этом с горечью писал академик Борис Александрович Рыбаков. Однако их можно найти в сокровищнице фамилий, надо только уметь их прочесть. История труда и быта оставила след в фамилиях, лексические основы которых означали социальные отношения (Батраков, Баскаков, Половников), предметы одежды (Лаптев, Ноговицын), питания (Шаньгин, Сбитнев), обычаи и обряды (Ряженых, Панихидин). Многие фамилии рассказывают о былых суевериях, в семьях, где часто умирали дети, новорожденным, чтобы обмануть «нечистую силу», давали имена-обереги: Найден, Ненаш, Находка, отчество от которых стали впоследствии фамилиями — Найденов, Ненашев, Находкин.

С именами-оберегами связаны фамилии Некрасов, Негодяев, Дураков (с фамилией Дураков в деревне Ереминка Тамбовской области студенты областного пединститута записали 18 семей) — это отчество от не церковных имен: Некрас, Негодяй, Дурак, которые были не ругательными, а защитными. Немало могут рассказать фамилии и об истории языка.

Фамилия — слово, и как слово оно составляет неотъемлемую часть языка и подчиняется его законам. Фамилии доносят до нас множество забытых, никем не записанных слов и многие утраченные живой речью формы. Все знают фамилию Толстой, а в прилагательном толстой ударение переместилось. Мы теперь говорим толстый, только фамилия напоминает о старинной форме слова.

Рубрики: История, Наука, Термины | Комментариев нет »

Фамилия

Фамилия происходит от латинского familia и обозначает — семья.

Фамилия — это наследственное родовое имя, указывающее на принадлежность человека к одному роду, ведущему начало от общего предка, или в более узком понимании — к одной семье. В Римской империи этот термин обозначало общность, состоявшую из семьи хозяев и их рабов. В XIX веке крепостные крестьяне фамилию получали от своего господина.

К 19 веку слово «фамилия» в русском языке приобрело своё второе значение, ставшее в настоящее время официальным и основным: «наследственное семейное именование, прибавляемое к личному имени».

Фамилия состоит из корневой основы (имеющей или имевшей в прошлом какое-либо лексическое значение), но еще может включать в себя и приставки, суффиксы и окончания. Основа фамилии часто происходит от личного имени или же прозвища, несущего то или иное лексическое значение.

Фамильные приставки и окончания обычно обозначают на языке оригинала слово «сын» или «дочь» или же указывают на притяжение (владение), формируя прилагательные формы. Зачастую воспринимаются окружающими как стереотипный идентификатор этнической принадлежности, при этом, сами по себе являются менее устойчивыми, чем коренная часть фамилии и со временем могут, по тем или иным причинам, измениться или вообще отпасть.

В русском языке и некоторых других славянских языках (из-за морфологических особенностей языка) женские фамилии, как правило, отличаются по форме от мужских. В некоторых языках, например в литовском, фамилии имеют различные формы для мужчин, замужних и незамужних женщин.
Структура фамилии

Фамилия состоит из корневой основы (имеющей или имевшей в прошлом какое-либо лексическое значение), но также может включать в себя приставки, суффиксы и окончания.
Основа

Основа фамилии часто происходит от личного имени или же прозвища, несущего то или иное лексическое значение.
Приставка и окончание

Фамильные приставки и окончания обычно обозначают на языке оригинала слово «сын» или «дочь» или же указывают на притяжение (владение), формируя прилагательные формы. Зачастую воспринимаются окружающими как стереотипный идентификатор этнической принадлежности, при этом, сами по себе являются менее устойчивыми, чем коренная часть фамилии и со временем могут, по тем или иным причинам, измениться или вообще отпасть.
Мужские и женские фамилии

В русском языке и некоторых других славянских языках (из-за морфологических особенностей языка) женские фамилии, как правило, отличаются по форме от мужских. В некоторых языках, например в литовском, фамилии имеют различные формы для мужчин, замужних и незамужних женщин.
Возникновение фамилий

Возникновение фамилий в современном понимании произошло поздно, и было связано, очевидно, с расширяющимися экономическими связями и необходимостью регулирования института наследования. Очевидно, что впервые они появились в экономически развитых областях Северной Италии в X—XI веков. В дальнейшем процесс активного становления фамилий начался и на юго-востоке Франции, в Пьемонте и постепенно охватил всю Францию.

В Англии процесс становления фамилий начался после её завоевания норманнами в 1066 году и закончился к XV веку, хотя в Уэльсе и Шотландии формирование фамилий шло и в XVIII веке.

Похожая ситуация сложилась и на территории Германии, где формирование фамилий немецких крестьян шло еще и в XIX веке.

На рубеже XV—XVI веков фамилии достигли Дании. В 1526 году король приказал всем датским дворянам обзавестись фамилиями. Из Дании и Германии фамилии перешли к шведам.
Возникновение фамилий в России

Сначала на Руси были только имена как например — Ждан, Петух, Ненаша. Фамилии-прозвища бытовали в новгородских владениях с XIII-XIV веков, но долгое время не были общеупотребительными. Обязательные фамилии были введены законом лишь в XVI веке сначала для князей и бояр, затем для дворян и именитых купцов. Среди крестьянства фамилии стали широко употребляться лишь после отмены крепостного права. При этом довольно часто крестьяне записывались под фамилией своих бывших владельцев.

Рубрики: История, Наука | Комментариев нет »

«на Руси есть такие фамилии, что только плюнешь и перекрестишься, когда услышишь»?

Не сам ли Гоголь, весело сверкнув глазами, сказал, что «на Руси есть такие фамилии, что только плюнешь и перекрестишься, когда услышишь»? Многочисленные «запорожские» Вырвыхвосты вместе с уличными Нетудыхатами и кривозубыми бабами Хиврями принадлежат к перлам отечественной антропонимии, которая насыщена столь колоритными именами собственными, что нам иногда даже бывает трудно поверить в существование семьи Рябозадов или Дурноляпов. По определению, фамилия лишена какой бы то ни было эмоциональности и должна восприниматься нейтрально, но когда мы слышим о господине Телипайле или госпоже Обижисвит, то, несмотря на прихоти делового этикета, тихонько улыбаемся в ус. Веселые дары сечевого казачества, как и искристый юмор уличного прозвища, все еще среди нас.

Попробуйте-ка представить: перед вами ровными шеренгами проходит безштаньковский казачий отряд, в состав которого входят: Тягнырядно, Задерыхвист, Пидипрыгора, Закрывыдорога, Вырвыхвист, Нездиймынога, Жуйборода, Пидкуймуха, Лупыбатько, Неварыкаша, Нейижпапа, Загубысундук, Нейижкаша, Нейижборщ и Несвятыпаска. Эти замечательные ассоциативные фамилии имеют яркую эмоциональную окраску, не так ли? Они настраивают на определенный лад и, невольно привлекают внимание слушателя, пробуждая в его воображении целый букет образов. Авторство же этих шутливых фамилий принадлежало самим казакам. По правилам Сечи, вновь прибывшие должны были оставить свои фамилии за внешними стенами и войти в казацкий мир с тем именем, которое бы удачнее всего их характеризовало. Принимая во внимание такую предметность казацкой жизни, не следует удивляться тому, что сегодня одни из самых цветистых имен собственных принадлежат потомкам настоящих казаков. Но фамилий с глубокими корнями и юмористическим оттенком осталось немного. Возможно, небольшой рейд с этнографическим уклоном по украинским селам и хуторам мог бы помочь отечественной антропонимике, но сегодня собирать имена собственные будут разве что большие романтики или идейные путешественники. Города же в этом вопросе и вовсе остаются в стороне, ведь для большинства горожан благозвучная фамилия столь же важна, сколь и престижна. И украинское законодательство здесь помогает: наши граждане имеют право изменить и имя, и отчество, и фамилию. Если вам не нравится даже одна-единственная буква собственного имени, то вы, обратившись в соответствующую службу, можете без больших препятствий изменить ее на любую другую. Просто и неприхотливо.

Конечно, с одной стороны это необходимо, но, с другой — такой свободой мы сознательно укорачиваем себе ту именную веревочку, которая вьется на протяжении столетий из праглубин нашей нации. Думаю, никто не возразит, что нужно иметь немалую отвагу, чтобы носить фамилию Пропыйсвит, Гнылосыр, Жидок, Вухоляп, Гныда, Гыдота, Здохленко, Крывоглаз, Крыворот, Шлюшкин, Пидстреленый, Голозад, Облапенко, Дармойид, Сипало, Червяк или Жаба-Слесарь. Большой поклон тем немногим людям, которые оставили в своих именах эту крупинку всеукраинской истории, но подавляющее большинство наших граждан убегают от такого «наследства» как от черта рогатого и меняют, уничтожают имена. Как здесь не вспомнить Гоголя: «Выражается сильно русский народ. И если наградит кого словцом, то пойдет оно ему в род и потомство, утащит он его с собой и на службу, и в отставку, и в Петербург, и на край света. И как уж потом ни хитри и ни облагораживай свое прозвище, хоть заставь пишущих людишек выводить его за наемную плату от древнекняжеского рода, ничто не поможет: каркнет само за себя прозвище во все свое воронье горло и скажет ясно, откуда вылетела птица».

Но как все-таки зарождались украинские фамилии и кому принадлежат первые из них? Исследователи считают, что наша ономастика, а точнее ее подраздел — антропонимия, развивалась по восходящей — сначала шли князья и привилегированное панство, то есть самые богатые и вельможные роды, потом имена собственные перешли на городское население; за горожанами первые родовые фамилии закрепились еще где-то в конце XVI века. Массовости этому делу прибавил Петр Могила, поручив всем приходским священникам в первой половине XVII века вести метрики. Крестьяне в антропонимической иерархии заняли предпоследнюю ступень; их фамилии «начались» в конце XVIIІ века. Последним слоем украинского общества, получившим право на собственные фамилии, были, конечно же, крепостные крестьяне. Вторая половина XIX века почти уравняла их с господами. Но зажиточные люди не могли позволить голытьбе приблизиться к себе, поэтому в 1888 году был издан указ, по которому дворянский род получил право на двойную фамилию. Спустя некоторое время, правда, попробовали ввести и трехчленные конструкции — Оболенский-Неледонский-Мелецкий, но они не прижились и остались только в анналах истории.

Если рассматривать батрацкие фамилии, то источников их возникновения три: господский, родительский и уличный. Последний, на мой взгляд, не требует пояснений, ведь фамилии из уличных прозвищ, как и запорожские имена собственные, сияют в отечественной антропонимике подобно изумрудам и являются самыми оригинальными по форме и содержанию.

Господское происхождение имен объясняется просто: бывшим крепостным крестьянам присваивали фамилию их господина. Возможно, именно поэтому у нас так много «потомков» больших землевладельцев и богатых предпринимателей. По отношению к некоторым фамилиям из такого «наследства» исследователи даже не скрывают своей улыбки и говорят, что этот потомок славного рода на самом деле был где-то около коней в господском дворе и что он сам, дескать, столь же шляхетского рода, насколько шляхтичем был его пращур — голопузый подпасок Омелько.

Отцовские имена собственные — одни из самых многочисленных среди бывших крепостных крестьян, и это неудивительно, ведь в то время такой способ называть был едва ли не самым удобным: несколько вопросов, несколько росчерков пером и в основу фамилии вплеталось отцовское имя. И тогда множились многочисленные Василенки с Иваненками, как числа в геометрической прогрессии.

Гамкало, Догадайло, Дрыгайло, Забигайло, Завертайло, Загынайло, Котырло, Лупало, Нападайло, Недбайло, Пойихало, Покотыло, Прокапало, Почекайло, Пошивайло, Сипало, Телипайло, Хрумало, Цямкало — богат украинский язык, широка украинская душа… В образовании подавляющего большинства украинских фамилий участвуют более пятидесяти суффиксов, причем некоторые из них создали почти самобытные имена собственные. Но есть у нас и короткие фамилии, состоящие лишь из двух букв, например, Че, Ус, Эх, Ем. Жаль, что правила не позволяют переводить имена собственные, хотя зарубежные аналоги антропонимов чрезвычайно интересны. Так, наш Коваль на русском будет Кузнецов, на английском — Смит, на немецком — Шмидт, на французском — Лефевр, на итальянском — Ферере, а на грузинском будет звучать как Мчедели.

Среди украинских «профессиональных» антропонимов рядом с Ковалями есть и Скрынныки с Веретенныками, и ювелиры — Золотари, и Миняйлы (странствующие торговцы), и Грабари, и Прасоли (торговцы рыбой и солью), и пономари с узкой специализацией — Заплюйсвички. А еще есть среди нас Майборода, Чудо, Безталанный, Валяйбаба, Давыборщ, Добрознай, Экало, Занудько, Кый, Убыйвовк, Бананов, Дерыведмидь, Засядьвовк, Нетреба, Чудеса, Побыйвовк, Прощай, Шмаровоз, Якось, Пеночка, Невтрынис, Остробородько, Панибудьласка, Смакота, Попандопало, Серпокрыл, Пробачай, Швайка, Чума, Непочатых и даже Божа-Воля. Кстати, последняя фамилия, несмотря на свое целостное ядро, относится к так называемым искусственным антропонимам, которые исследователи не очень любят. Искусственными языковеды называют фамилии, возникающие, например, в связи с браком или дословным переводом, как вот в случае со шведским послом конца XV века Кристером Львове, чье имя собственное писарь перевел как Константин Лютый Зверь.

…Украинскую антропонимику нельзя сравнить ни с одной отраслью знаний, как и нельзя втиснуть в узкую исследовательскую рамку сухих терминов и замысловатых групп понятий. Ее самобытность поражает, а широкий спектр практического материала делает возможными самые неожиданные открытия. А что сказал там Гоголь о русских именах: плюнешь и перекрестишься? Да нет, пожалуй, лучше так: плюнешь и, весело сверкнув глазами, незаметно улыбнешься в закрученный ус: что это за имена?..
Редакция «ЗН» выражает благодарность за помощь в подготовке материала начальнику адресно-справочного бюро Л.Т.Горьковец и научному сотруднику Института украинского языка НАН Украины И.В.Ефименко

Рубрики: Интересное, История | Комментариев нет »

« Раньше