Самые популярные


Алкашов, Пивняк, Налейко

Сегодняшний обзор фамилий будет посвящен алкогольным напиткам. Наш народ всегда любил выпить. И эту любовь на века запечатлевал в фамилиях.
________Так что недаром среди москвичей-абонентов МГТС целых сорок Пьяных, два Алкашова и один один Алканов. Столько же Алконовых, Алкашвили и Алкопаровых (пары алкоголя). Еще телефонный справочник, из которого мы черпаем сведения, кишмя кишит разными Пьяненко, Пьянзиными, Пьянигами, Пьянниковыми и Пьянюгиными. Есть 13 Синюхиных, один Колдырь и один Колдырманов.
________Но не все так плохо. В многомилионной Москве присутствуют целых два Трезвова и один Непьющий. Хорошо им! А плохо трем товарищам Бодун, двум Бодунгенам и 44 Бодуновым. И всем остальным Похмелкиным, Похмеловым, Похмельновым, Похмельных. И опять же хорошо двум Закусило, одной Закусиловой, двум Закусиным и трем Закускиным.
________Пиво — любимый напиток не только молодежи, как принято считать, но и многих москвичей тоже. Среди нас живут 45 Пивниных, один Пивкин, 21 Пивняк и девять Пивников, 26 Пивоваров, семь Пивоваренков и Пять граждан с фамилией Пивоворчук (напьется пива и ворчит), два Пивака и один Пивек. Еще в столице обитают один Пивозян и один Пивторяк. С чем их, собственно, и поздравляем.
________Лучная закуска к пиву, как известно, вобла. А поскольку она женского пола, то связанные с этой замечательной рыбой фамилии носят, как правило, женщины: Воблина, Воблинова, Воблая, Воблыго.
________Еще про пиво. В московских фамилиях отражены разновидности напитка (Светлый и Темный), сорта (Портер, Жигулевский и Баварский). Целая поэма в фамилиях посвящена пивной пене. Одна дама прямо так и называется — Пена (а, может, это и мужик), есть еще один Пендер, такая же ситуация с Пендиком, зато Пениных 22, а Пенкиных (включая певца) целых 63. Плюс по паре Пеннинских и Пенко. Пенна — как звучит! А их, между прочим, только четыре.
________Пословицу «Пиво пей, но помни твердо: от него краснеет морда» всю жизнь помнят господа Мордаль (один), Мордань (двое), Мордас (двое), Мордас-Пронин (один, но зато какой!) и один Мордехай.
________Но не пивом единым… Пора вспомнить и о других спиртных напитках. Например, вино. Не грех выпить с Винокуром-Винбергом (wow!), Виннелем, Винновым, Винни (Пух, но только с утра) или просто Вином. Двум Виногадовым противостоит единственный Винославский.
________Перейдем к более крепким напиткам. Носителями фамилий этой категории являются Спиртков, Спиртус, Водков, Сивуха, Сивухин, Сивухо. Есть фамилии, прославляющие разные сорта водки: это Абсолютный-Спокойный, Довгань (51 человек), Кристалл и Столичный.
________А вот господину Джину следует познакомиться с проживающим в Москве наряду с ним Тоником или, на худой конец, Пуншем.
________О таре. Стакановых — 16, Стаканевичей — 8, Стаканов — 1, Стопкиных — 8, Полушкиных — 51. Банкер (от слова банка, а не банк) — 1, Банкиных — двое. Бутылевых — 6, Бутылиных — 17, Бутылкиных — 31, Бутылочкиных — 2, Бутылко — 1, Чекушкиных — 19, Бутылко — 1.
________И сенсация. В Москве проживает всего один Налейко.
________Мы хотим поздравить обитающих в нашей редакции Алекса Бражника (брага), Сидора Синебрюхоффа (пиво «Синебрюхофф»), Надежду Померанцеву (водка «Довгань-Померанцевая») и, конечно же, Кирилла Молева — главного любителя пива редакции. Привет им всем.

Рубрики: Прикольно | Комментариев нет »

Прошлые московске фамилии

Как-то к нам в редакцию позвонил приколист и попросил заказать ему пропуск, представившись Недрищевым. Мы посмеялись. А недавно вспомнили про Недрищева, когда откопали электронную версию телефонного справочника МГТС. Поискали такую фамилию и похолодели. Есть такой! Так значит, тот человек не прикалывался…
________Чтобы в будущем не повторить ошибки и никого не обидеть, мы решили проштудировать все 2,7 миллиона абонентов московской телефонной сети и особо вычислить подобные фамилии. Самой богатой на неприличные фамилии оказалась буква «Б». В Москве маются под гнетом дразнителей один Блябкин и девять Бляблиных. И еще без числа обладателей таких фамилий, как Блярор, Блятник и просто Блях. Мы выражаем этим людям свое сочувствие. А также Бляхеру, Бляхеровой и всем Бляхманам.
________На фоне этих страдальцев остается только порадоваться за три семейства, которые с гордостью носят фамилию Бобик. Или Бобинчик-Рабинович. А Недрищевых в Москве двое, но есть еще один Сручкин, четыре Задниковых и один Сухозад. Пятижоповых, соответственно, пять. На трех Надхуллиных приходится один Подхуллин. Онанизев присутствует в двух экземплярах, Пупкин — в трех, а Сивухо тоже в двух.
________Конкуренцию букве «Б» в русском алфавите может составить только буква «Х», на которую начинаются три Хердвимовых, один Херных, один Хернес, один Хереш и три Херенковых. Почему-то очень непопулярна у нас фамилия Алкашов — таковых всего двое. Зато пять семейств носят фамилию Педик. К ним примыкают граждане Педора и Педячая, на чьем фоне очень нехило живется обладателсям фамилий Шнурапет, Шабаш, Зюзя, Задуйвитер, Сивокобыленко, Сивокоз, Пальцапупа, Забабашкин, Дурнопейко, Нарко, Шмаль и Глюкин.
________Мы считаем, что очень не повезло одному гражданину Муделю и девяти Мудорисовым. А вот тот факт, что в Москве на одну Плохую приходилось три Хороших и даже три Гарных, говорит о том, что хороших людей все-таки больше, чем плохих. Ну, и наконец: Шариковых среди нас насчитывается целых 121, из них П.П. только один.
________Чайниковых — 17 (хорошо представляться, когда гаишник на дороге останавливает). И о политике. Зюгановых в Москве проживает 39, Ельциных четыре. Плюс разновидности: Ельцын — 1, Эльцин — 2, Ельсон — 3. Черномырдиных — 31, Черномордов — 1, Черномордиковых — 1, Черномординых — 5, Лениных — 6, Крупских — 36, Сталиных — 3.
________Чаще всего встречаются в Москве Ивановы — 21833 абонентов. За ними идут совсем не Петровы, как можно было предположить, а вовсе Кузнецовы — 17440. Петровы же на третьем месте — 9953, оттеснив с него законных Сидоровых, которых тоже очень много.

Рубрики: История, Прикольно | Комментариев нет »

Курьёзы имён и фамилий в разных странах мира

В этом очерке я хочу поговорить о смешных, забавных именах и еще кое о каких темах в именоведении, пока не затронутых в ономастических изысканиях на русском языке.

Смешные имена или имена-курьезы не были предметом пристального изучения, ученые ими глубоко не занимались, хотя иногда и перечисляли на потеху читателям забавные личные имена и фамилии. Подобными антропонимами и их коллекционированием (вроде собирания марок) занимались многие известные лица нашего времени: балерина Майя Плисецкая собирала необычные имена и фамилии, а для Нины Берберовой, писательницы русской эмиграции, было любимым занятием вместе с известным художником Мстиславом Добужинским «играть» в фамилии из нетрадиционных, то есть находить такие, которые они называли «зловредными», причем, из литературы фамилии брать запрещалось, надо было лично знать тех, кто официально прозывался Твердокрыш, Тумбесов, Кошкодавов, Кровопусков и т.д. Сейчас многие из этих фамилий не так смешны, как ранее, ибо происхождение и значение многих были расшифрованы уже в середине XX века, и читатели теперь знают, что фамилия известного российского спортсмена Кровопускова происходит от старинного слова, означающего человека, который занимался пусканием крови, а Кошкодавов — ни больше ни меньше, как руссифицированная иностранная фамилия Коос фон Даален.

Сначала посмотрим, какие же имена-курьезы встречаются в США, стране, ставшей моим вторым домом по приезде в Америку 45 лет тому назад.

Наиболее полные американские именники содержат более, чем десять тысяч антропонимов. Среди них — календарные, традиционные, новоизобретенные, а также разнонациональные, хлынувшие примерно 40 лет назад в американский именослов и дружески принятые коренными жителями США, для кого английский язык родной. Если в период 1600—1800 годов в англоговорящих странах каждый второй мужчина носил имя Джон, Томас, Вильям, Уолтер, Джеймс или Джозеф, а женщины — Мэри, Анна или Элизабет, то затем подобные имена потеснились, хотя ими и сейчас продолжают называть детей и, вероятно, будут называть всегда, а некоторые из вышеупомянутых антропонимов появляются даже теперь кое-где на непродолжительное время в списке самых любимых и модных.

Чуть забегая вперед, скажу, что многие имена граждан всех рас вызывают далеко не однозначную реакцию в смысле пре небрежения и отталкивания у аборигенов Америки. Правда, в США это встречается очень редко, американцы легко мирятся с необычными именами, как бы странны они ни были, и поэтому я была очень удивлена, когда один из моих учеников-студентов Роджер Д., из семьи рабочего, вдруг фыркнул на уроке: «Флойд? Какое противное, какое деревенское имя!»

Подобное же было и в России после революции. Среди прибывших в США иммигрантов за последнее время (1995-2000 годы) было немало девочек по имени Анастасия. В то время оно было популярным в России благодаря моде, но попробовали бы вы назвать так девочку в 30-х — начале 50-х годов. В те времена этот антропоним считался «деревенским», давно вышедшим из употребления, однако в 80-х годах имя возвратилось, пошло и стало пошлым. С сокращенной формой — Настя — жить в Америке вообще противопоказано, ибо «нейсти» (nasty) по-английски значит «отвратительный, гадкий, противный» и т.д. Но эмигранты из России, не имеющие понятия о том, что мода — это стадность, привезли это имя и в США, где к нему сразу стали относиться с пренебрежением. Именно поэтому все российские Насти немедленно стали называться в Америке Стейси или Ася.

А вот с моим настоящим именем Виктория вышла совсем иная картина. Родители решили называть меня сокращенно мальчишечьим именем Витя, что причиняло мне в детстве большие неприятности. Но вот после моего отъезда из СССР на постоянное жительство в США имя Виктория стало одним из самых любимых в России. Должна упомянуть, что в Америке это латинское имя было еще 50 лет назад не очень распространенным, не в пример Великобритании, где этот антропоним был в большом употреблении после очень долгого правления королевы Виктории, оставившей у своих сограждан наилучшие воспоминания. Однако это — присказка, а сказка впереди, и настало время автору перейти к истинно забавным, курьезным и по-настоящему потешным именам.

Какие же имена в разных странах принято считать курьезными? Вот, например: не каждому жителю США приходилось встречать женское имя… Кеннеди Джонсон, Президент Линкольн или девочку, которую зовут русским мужским Ваня, особу женского же пола, величаемую Рейган, фамилией президента Рейгана. Взрослых мужчин и женщин по имени Куки-Пуки и Живи Долго тоже придется тщательно поискать, так же, как и представителя сильного пола, взрослого уважаемого человека, величаемого Джонни Дурачок. Даю один процент из миллиона, что средний американец когда-либо слышал о военном в отставке, серьезном гражданине, участнике Второй мировой войны, которого товарищи называют Стронги, однако в документах он записан как Стронг Бузер (Strong Boozer), что в переводе значит «записной пьяница». Не сомневаюсь, что читатель будет от души смеяться над именами двух моих знакомых, а прозываются они: одна — Цецилия-Маня Кошмар, а другая — Наташа-Пенелопа (Пенелопи) Квас (у обеих родители украинского происхождения). Не меньше будет веселить читателей мужское прозвание Мемориал Дэй (День Поминовения) в честь национального праздника США, или имя девочки — Гефилте Фиш (Фаршированная рыба) в семье смешанного национального происхождения, где отец — еврей, а мать — индианка. А совсем недавно я встретила молодого негра по имени… Массай Живаго Дорси (Живаго — из романа Б. Пастернака «Доктор Живаго»).

В начале прошлого, только что ушедшего XX века, когда в России началась революция, американцы были столь заинтригованы борьбой «красных» и «белых», что стали называть своих детей названиями разного цвета, и до сих пор подобные имена, такие, как Ред (красный), Уайт (белый), Грин (зеленый, — так звали одного из моих студентов, Блю (синий) итак далее встречаются у немолодых граждан США. А однажды в телевизионной передаче фигурировал полицейский, чей антропоним был — Бейби Грин Рашн (малютка зеленый русский). Предупреждаю всех, кому на глаза попадется этот очерк, вспомнить неоднократное мое напоминание о том, что все антропонимы, которые я привожу в качестве примеров,— законные имена собственные, а не прозвища, не клички и уж конечно, не выдумка автора. В Книге рекордов Гиннеса эти имена могут вам нет-нет да и встретиться, а некоторые мои именоведческие каталоги только им и посвящены, и вышеназванные антропонимы еще не самые забавные.

Чтобы не возвращаться к курьезам в России, замечу, что самая «смешная» фамилия (а не имя), встретившаяся мне на родине,— Тяпу-Тяпу-Табунец-Жбан-Жлоба-Бублик-Погорельский. Но, во-первых, это не личное имя, а фамилия, и, во-вторых, как это ни удивительно, объяснение этой фамилии — есть! Гражданин Василий Дмитриевич Тяпу-Тяпу… был украинцем и, как говорит предание, потомком именно тех запорожцев, которые «писали письмо турецкому султану». Тут стоит припомнить, что украинские фамилии в большей степени, чем чисто русские, изобилуют такими именами и такими — существительными нарицательными в качестве фамилий, что «только плюнешь, да перекрестишься», как говорил великий наш писатель Н.В. Гоголь. Среди них — и Дурак, и Рожа, и Гвоздь, и Сопля, и Грязь, и Щи вместе с прозванием Борщ, и фамилии Подопризабор, Забейгвоздь Высокошапка, Нетудыхата и Непейпиво, а также подобные им, иногда выходящие за пределы ортодоксального русского лексикона. Чаще всего, конечно, эти фамилии произошли от прозвищ, а если на одно прозвище-кличку накладывалось другое и они закреплялись, вобрав в себя другие названия, то легко себе представить, что в конце концов при окончательном оформлении и закреплении за украинцами фамилий и получалось что-то вроде прозвания Тяпу-Тяпу-Табунец-Жбан-Жлоба-Бублик-Погорельский.

В какой стране впервые вспыхнула страсть к изобретению новых имен и использованию их в более или менее широком масштабе, сказать невозможно, грубо говоря, это началось в XX веке. Однако с полным правом можно утверждать, что вскоре одни из этих странно и смешно звучащих для уха имен вошли, как полноправные в ономастикой Америки, а например, другие и по сей день существуют в единственном числе. Ученые-ономасты США заметили, что чаще всего новоизобретенные имена связаны с топонимами, то есть с географическими названиями, и поэтому они называются оттопонимными.

Так, имя актрисы Мирны Лей теперь можно встретить у всех классов населения США, но происхождения его почти никто не знал очень долгое время… Однако совсем недавно сама владелица имени рассказала интересующимся, что в список американских прозваний имя это введено ее родителями в память о станции Мирна, где по свистку останавливался поезд, и где они познакомились.

Очень часто возникновение новых имен связано с какими-то военными действиями или переменой политической обстановки в стране. Недавно скончавшаяся гражданка страны Колумба по имени Манила Дью Устед (два имени и фамилия) родилась 5 мая 1898 года в Калифорнии и получила свое имя после того, как ее отец, адмирал Дью Устед, захватил залив Манила, в память чего он назвал дочь Манила. Дью — первое имя адмирала, но дано дочери в качестве второго. Успехом это имя не пользовалось и скоро почти вышло из состава личных имен США. Американец Кенессо Маунтин Лендис был назван так в 1866 году отцом, военным хирургом, так как после окончания гражданской войны будучи сам тяжело раненным, он сделал неисчислимое число операций другим пострадавшим, а было это у подножия Кенессо Маунтин, что в переводе значит — гора Кенессо. Последнее слово — Кенессо — индийского происхождения.

На сегодняшний день (самое начало XXI века) оттопонимных имен в США стало как будто меньше, но они все-таки встречаются. Так, недавно в одной семье из штата Оклахома двух дочерей-близнецов назвали Окла и Хома, что вместе составляет название штата, а в другой семье, в честь названия штата Миннесота, девочки получили имена Минна и Сота. Последнее известное мне оттопонимное имя в Америке было дано новорожденному сыну английского футболиста (мальчик родился в США) Дэвида Бэкхэма, когда ребенка назвали Бруклин в память места, где младенец появился на свет. Бруклин — часть нью-йоркского района Манхэттен.

В России, в 644-й школе, где я когда-то училась, в одном из младших классов была девочка по имени Биробиджана, сокращенно Бира, чтобы запечатлеть в имени еврейскую автономную область Биробиджан, которую при Сталине отвели евреям «для успешного строительства социализма».

Но «курьезы» в именах и фамилиях могут вызвать не только улыбку и смех. Редко, но встречаются в разных странах мира выдуманные оттопонимные трагические имена, могущие привести к содроганию. Так, совсем недавно, мне пришлось встретить двух мальчиков по именам Бабий Яр и Холокост. Бабий Яр живет в США в еврейской семье, Холокост — в Израиле. Я думаю, читатель и сам догадается, что оба Имени были даны детям для того, чтобы окружающие, да и сами имяносители не забывали о самых страшных злодеяниях, совершенных так называемыми «людьми» прошедшего XX века, — когда гитлеровские войска поголовно уничтожали людей еврейской национальности в месте Бабий Яр под Киевом, а также и по всей Европе (в тех местах, где это было возможно). И эта страшная акция получила в истории название Холокост (всеобщее полнейшее сжигание, слово греческого происхождения). Мне кажется, что два последних антропонима — самые ужасные примеры в ономастике, обрекающие тех, кто не по своей воле носит эти имена, на постоянное мучительное клеймо кошмара, способное довести людей до потери разума. Надеюсь, что оба человека, носящие эти жуткие прозвания, изменят их в соответствующем возрасте.

Но не только оттопонимные имена радуют сердце родителей в Соединенных Штатах. Если следовать хронологии, то одно из первых имен XX века, долго развлекавшее американцев, было Депрессия, данное новорожденной девочке в семье Дейвис во время экономического кризиса 30-х годов. Уже в наше время XX века в одной из семей детей пронумеровали по буквам латинского алфавита — Эй, Би и Си (А, В, С). Явно подобный случай знаю сама и в России, бывшем СССР, когда в Ленинграде до войны в одной семье девочки были названы по трем буквам греческого алфавита и звали их Альфа (моя подруга), Бета и Гамма. Ноу Мор — так назвал сына гражданин Америки. Ноу мор по-английски значит «хватит». Параллельный случай имеем в бывшем СССР, когда родители, не желая, чтобы у них были еще дети, назвали ребенка Точка, то есть «довольно, хватит».

В лично мне знакомой семье родители «окрестили» всех своих трех детей именами — Гуд (хороший), Беттер (лучше), и Де Бест (самый хороший). В другой семье трем ребятам дали имена Манди, Тьюзди и Сэтэди — понедельник, вторник и суббота, по названию дней недели. Если мы вспомним Дэниэля Дефо и его книгу «Робинзон Крузо», то на память немедленно придет друг моряка, дикарь, который был назван Робинзоном Фрайди (Пятница), так что этот способ наименования человека в англоговорящих странах не нов.

Когда-то в старину в моде было называть детей именами профессий — Бейкер (пекарь), Кукер (стряпуха), Брустер (пивовар), но в настоящее время это сошло на нет.

В наименовании ребенка часто проявляется библейская традиция, когда новорожденному дают имя по первому звуку, услышанному матерью после появления дитяти на свет. Этой традиции обязаны такие имена, как Иаху (нечто вроде слова «эхо») или Бэнг (стук), а также другие подобные имена.

В городе Тулса некто Юджин Джером Дупуа назвал в 80-х годах всех шестерых детей своим именем, и все они зовутся Юджин Джером Дюпуа — ведь в английском языке различия пола в существительных нет, оно имеется только в местоимениях. Чтобы различить своих потомков, на помощь Юджину Дюпуа приходят номера.

Хонда и Тойота — две девочки, а их два брата именуются Ягуар и Датсон по названиям легковых автомобилей, особенно любимых родителями. А гражданин штата Калифорния зовет своих детей их официальными именами 0′Кей и Олл Райт.

Бывают и совсем уникальные случаи: так в Калифорнии в 80-х годах некто Майкл Герберт Денглер обратился в соответствующие организации с просьбой отныне называться номером 1069. Почему именно эти цифры пришли ему на ум — неизвестно, но окружной судья отказал ему на том основании, что отказ от человеческого имени есть полная дегуманизация человеческого существа. В те же годы один из жителей штата Юта, человек мужского пола, потребовал, чтобы его имя было официально заменено на прозвание Уфи Гуфи. А в тот момент, когда я пишу данный очерк, пришло известие о том, что израильский программист Томер Крисси поменял свое имя на Дотком, один из терминов Интернета. Израильские власти с неохотой выдали ему документы, удостоверяющие его новое имя, а сам он заявил, что, по его мнению, интеллектуалы нашей планеты подхватят идею перемены имени на интернетовский термин, так как подобный антропоним — не эпатаж, а термин чуда XXI века, компьютера, в корне изменившего их жизнь. Не успели власти Израиля оформить в законном порядке имя Дотком, как пришло известие о том, что в Англии некто Эрик Фотербери выиграл дело в суде, которое занимало граждан страны семь лет, и зарегистрировал свою дочь под «именем»… 21 А, в чем семь лет подряд суд ему отказывал.

Читателя, вероятно, заинтересует, есть ли подобные курьезные, забавные, смешные имена в России? Ну, конечно же, есть. У всех, без исключения, национальных меньшинств, живущих в нашей стране. Оговорюсь, что у тех, для кого русский язык — не родной, курьезов в названиях своих детей даже больше, так как смысловая нагрузка какого-то слова родителям может быть не совсем ясна, они слышат только звук, и слова его родного языка путаются с русскими. Советский Союз — прежнее название России после революции, когда жизнь народа в корне изменилась, — подвигнул жителей всех ее национальностей не только на изобретение новых имен, но и на желание «переплюнуть» соседа и выдумать такие антропонимы, чтобы «чертям стало тошно». Возможно, необыкновенное имя ребенка возвышает родителей в своих собственных глазах, и они, а также их дети как бы приобретают опять-таки в своих собственных глазах какой-то капитал, ценность благодаря тому, что он или она носят необыкновенное имя. Попробую избежать упоминания о новоизобретенных в то время так называемых «революционных», угождающих вкусу вождей именах, о них уже говорилось в главе «Карнавальное шествие имен», но вот имена-уродцы или динозавры, как называю их я, довести до сведения интересующихся неплохо, чтобы позабавить читателя и показать, как люди, у которых родной язык — русский, могут так над «великим и могучим» издеваться и выставлять свои изобретения для насмешки, не чувствуя этого. За уже закрепленными на страницах этой книги именами-антропонимами встают в ряд такие перлы, как Даздраперма (да здравствует Первое Мая), Пятьвчет (пятилетка в четыре года) и Долонеграма (долой неграмотность). Все вышеперечисленные я выделяю особо, так как они напоминают мне антропоним — «сверхдинозавр» Язоундокта, отмеченный в русских святцах. Это имя редко, но давалось до революции женщинам-монашкам при пострижении.

Особенно потешны курьезные имена вместе с фамилиями и отчествами или без них, которые до смешного не соответствуют друг другу. В нижеследующих примерах я иногда привожу и национальность имяносителя, но только для того, чтобы сделать некую скидку для тех, у которых русский язык — не родной. Итак: Травиата Компартовна Умойрыло-Пиздер (по мужу). Отчество Компартовна — от послереволюционного, «идеологического» имени Компарт (коммунистическая партия). Ни имени, ни фамилии ни она, ни ее муж никогда принципиально не меняли. Так же принципиально не хотели менять, как один из моих эмигрантских молодых людей по имени и фамилии Альфред Нетудыхата.

Паскуда Ивлеха, гилячка — учительница начальной школы, затерявшейся где-то глубоко в Южной Сибири. Сокращенно — Пася. Перед малограмотными родителями, лишь начинающими овладевать русским языком, был выбор — назвать дочь Прасковьей или откуда-то залетевшим из русского языка словом паскуда. Назвали последним — слово показалось много красивее.

Хочу познакомить читателя и с сестрами, тройней, по прозваниям Венера, Ида и Муза Поликарповны Ссюхины. Подобными именами назвал девочек врач-норвежец, принимавший роды. Родилась тройня на севере СССР, в селе Ссюхино. Село это было после XX съезда в 1956 году переименовано в «Имени 20-го Партсъезда». Все три сестры не имели никакого образования, кроме четырех классов, и были разнорабочими.

Махно Непейпиво, украинец, уроженец Западной Украины. Впоследствии переименовал себя и стал зваться Махиня. Феликс-Грант-Рафаэль Хазматулин, татарин. Изменил на одно — Альберт. Выдвиженец Савельев (сокращенно Выдя) — русский. Революция Танкаева — татарка. Профессор физики в Москве. Называет себя Люция. Яатея Гейнрих — чистокровная немка, дочь репрессированного работника Коминтерна. Имя — аббревиатура «я атеист». Яатея — доктор наук. Именем гордится. Марксана, Энгельсина и Огюст Федотовы. Отец — чекист. Трактор Басаргин, живет в Москве. Венера Поломарь — жительница провинции. Арлен Колотушкин — имя и фамилия одного из героев повести автора этой статьи, где Арлен имеет значение «армия Ленина» (тут же упомяну, что имя Арлен есть и в старинном кельтско-английском языке, и значит оно — «клятва», так что это чистое совпадение). Геродот Чернущенко (бывший посол Белорусской ССР в СССР), Уар Младогусь-Непорочный, Велизарий Анемподистович Срам, Людвиг Серапионович Могилко, Реджинальд Сосипатрович Завироха, Леандр Псоевич Тверезых, Эсмеральда Исааковна Крутихвост (доярка в Чувашии), Вильям Кузьмич Забейворота, Сысоль Лукич Силиз, Наполеон Соломонович Еврейко, Бонапарт Наполеонович Французенко, Революция Ермиловна… Красножопова (извините, читатель!). Впоследствии в этой фамилии буква «ж» была заменена на «н», так что звучит она теперь, как Красножонова. Гарибальди Соломонович Бес…уйский (еще раз прошу прощения!). Звук и букву, следующую за «с», приводить рука не поднимается. Ну и еще два, далеко не последние, а именно — Наполеон Бонапартович Джопуи (Грузия) и Рюрик Израилевич Крестовоздвижнер. Последнее вместе с Тяпу-Тяпу-Табунец-Жбан-Жлоба-Бублик-Погорельский — несомненные шедевры. Забавны и другие сочетания, такие как Донара (дочь народа), Заклимена (вставай, проклятьем заклейменный), Праздносвета (праздник Советской власти), Лавансария, Индустриан, Осовиахим. Клуб, Главспирт, Генсек (Генеральный секретарь КПСС). Имя Генсек хотели дать новорожденному в Казахстане при Брежневе. В загсовской регистрации отказали. По-моему, за отказ нужно было подать в суд, так как в советском законодательстве в правовых актах ничего не говорилось о том, каким должно или не должно быть личное имя человека. Близнецы мальчики Сталиндар и Скандербек (Сталька и Сканька).

Мы уже знаем, что в России, так же как и в США, бытуют имена оттопонимные, то есть географические названия в качестве имен собственных. Восток, Арарат, Запад, Эльбрус, Иртыш, Енисей — всех не перечесть. Большей частью, как видим, имена мужские, но вот председатель одного из колхозов в Средней России дал своей дочери имя Пьяна, по названию протекавшей у деревни реки, а одно из самых истинно смешных прозваний встретилось мне в 70-х годах в Москве среди студентов — кубинцев, учившихся какое-то время в Союзе. Для своего неродившегося ребенка, не зная еще его пола, они выбрали имя Красная Площадь — для девочки, а для мальчика — ВДНХ(Вэдээнха) — то есть Выставка достижений народного хозяйства. Родилась Красная Площадь и отбыла с этим именем на Кубу с родителями. Все эти так называемые имена достаточно курьезны, но некоторую скидку можно сделать на то, что для родителей Красной Площади — русский язык не родной.

Перечислю и еще для потехи читателя несколько забавных сочетаний фамилий имен, отчеств и фамилий: Женевьева Овчинникова, Вилен Меленьтьевич Радибога, Евгений Пасикратович, Рев и Люция (дети одной семьи, вместе — революция), Геннадий Философович, Вильям Наполеонович Козлов (я его знала лично), Алексей Эльбрусович Христаради, Стенли Иванович, Восток Николаевич, Гарибальди Соломонович, Арарат Яковлевич и прочие им подобные. В моей книге «Мелкий жемчуг» встречается женское имя… Совецка Власть (именно так в правописании). Сокращенно Совлаша. Так назвал дочь в тридцатых годах отец, крестьянин, чтоб угодить советской власти. Имя дочери не помогло. Крестьянин был раскулачен и сослан на север Сибири, куда-то в Игарку…

Долго искала я сведений о том, существовали ли подобные потешные имена в дореволюционной России. Логика говорила, что у православного населения выдуманных комических имен быть не могло, ибо священник при крещении ребенка и называя его, руководствовался святцами. Но вот среди еврейского населения, а оно к концу XIX — началу XX века в местах, близких к европейский России, становилось билингвильным, то есть двуязычным, и говорило на русском так же, как и на своем родном языке идиш, — такие случаи бывали. Так, в Мелитополе, небольшом городе западноевропейской России, местный аптекарь Натан Семенович назвал своих трех дочерей Агония, Рецептура и Фармакопея (Гоня, Реца и Копа). Женихи обегали девиц с подобными именами, мать их, жена аптекаря, ругала мужа последними словами за подобное «имятворчество» и хотела даже обращаться к высокозначительным особам (в данном случае в то время это был урядник) для «внушения» супругу, но «проклятая царская власть» в этом случае оказалась бессильна, а хорошенькие девушки так замуж и не вышли. Во время Первой мировой войны один из старых эмигрантов встретил в госпитале молодого еврея, которого звали… Баптист. Так назвал его отец, пленившийся названием секты, распространявшей в начале века новое религиозное учение среди населения России. Насколько мне известно, в еврейской среде младенцам можно давать любое имя, а не только на языке идиш или древнееврейском.

А вот примеры на необыкновенные, смешные имена В других странах.

В Польше имя Король стало повально модным после избрания Папой Римским поляка Кароля Войтылы (ныне Папа Римский Иоанн Павел Второй). Имя это традиционное, но оно сразу стало еще популярнее для младенцев мужского пола Но вот началось политическое движение «Солидарность», и нескольких семьях родители пожелали назвать новорожденного мальчика именем Солидариус. Властям это не понравилось, и незамедлительно был издан официальный список имен, где вышеуказанного антропонима не было. Пришлось родителям вести настоящий бой с властями, требуя права давать своему ребенку то имя, которое им нравится. Однако правительство настаивало на том, чтобы детей называли традиционными польскими именами, чтобы не наносить им травмы, и приводило в качестве примера следующий случай. В Польше лет тридцать тому назад был (теперь покойный) известный писатель Ялу Курек. Он был сыном педеля, университетского служителя в Кракове. Отец был большим патриотом своей страны, а сын его, будущий писатель, родился как раз в день поражения русских на реке Ялу во время русско-японской войны в 1904 году. Педель назвал своего сына Ялу, но сын, особенно в юности, страдал от того, что все всегда удивлялись его имени и высмеивали мальчика с неслыханным прозванием.

Иногда погоня за оригинальностью становится столь невыносимой, что власти берут на себя официальный бюрократический контроль над именами новорожденных. Так, в эквадорской провинции Марона (Южная Америка) строго запретили называть младенцев иноязычными и экзотическими именами вроде Симфония, Мегаполис, а когда погоня за своеобразием в названии детей привела к появлению мальчиков по имени Париж и Ливерпуль и девочек, которых звали Кока-Кола и Миссисипи, терпению отцов магистрата пришел конец, особенно после того, как один из счастливых папаш заявил, что желает назвать своего сына Постскриптум. В Перу, стране той же Южной Америки, имятворчество также на высоком уровне, там недавно появилось женское имя Н2О то есть «вода». В одной из провинций Алжира отныне строго запрещено давать детям экстравагантные имена, оскорбляющие человеческое достоинство. Несмотря на запрет, мода на курьезы растет и ширится. Встречаются в этой стране все больше и больше такие «имена собственные», как Сковородка, Горшок, Тарелка и другие. Особенно изобретательными в выдумывании имен оказались… турки, в государстве которых историки видят гигантское средоточие исторического прошлого многих народов, населявших Турцию и соседние с нею государства. Антропонимы Учак (самолет), Узай (космос) не редки среди них, а также (на турецком языке, конечно) такие названия машин, новоизобретений нашего века, как Компьютер, Гороскоп, Холодильник, Автомобиль, Бульдозер, и почти всех других механизмов XX века.

Именами интересовались и многие русские писатели. Известно, что очень часто публика, не искушенная в именологии, делит антропонимы на «красивые» и красотой не обладающие. Мне думается, что в России началось это «деление» примерно в XVIII веке, когда густым потоком потекла в нашу страну иностранная литература. Иноязычным именем русских детей называть было нельзя, и тогда их матери, отечественные матроны, начали прибегать к исконно национальным, но как-то до той поры не очень принятым именам, вроде антропонимов Владимир, Евгений, Валериан, Людмила, Нина. Однако тогда, в конце XVIII — начале XIX века, «красивых» имен было не так много, поэтому даже у Пушкина антропонимы, считающиеся в то время звучными, повторяются и перекочевывают из одного произведения в другое. Возьмем имя Владимир. Пушкин назвал этим именем своего героя в рассказе «Метель», в поэме «Евгений Онегин» и в повести «Дубровский». Имя Евгений в эпоху Пушкина также набирало моду, его можно найти у поэта не только в поэме «Евгений Онегин» но и в «Медном всаднике». В русском именнике имя Евгений есть, но до Пушкина оно употреблялось очень редко, более всего в именах лиц, близких к церкви, так что оно вошло в российский обиход после распространения этого имени в Европе. Именем Эжен (тот же Евгений во французском произношении) россияне пленились настолько, что в конце первой трети XVIII века этот антропоним стал именем массовым, и русские мужчины и женщины с сокращенным Женя (корень в имени Эжен, а не Евгений) начали заполнять русское, большей частью привилегированное общество. И еще небольшое «замечание» великому поэту: в одном своем задуманном, но не завершенном произведении Пушкин хотел вывести сына стрельца по имени Валериан, что осмелюсь заявить, совсем не бытовало в описываемое время не только у стрельцов, но и у более знатных классов населения. Это имя вообще очень медленно входило в русский ономастикон, хотя и считалось «красивым»! Тяга к «пригожим» именам была не только у Пушкина. Например, Карамзин в повести «Бедная Лиза» назвал своего героя, соблазнителя Лизы, именем Эраст, и имя это на короткий срок стало в России модным. У Лермонтова в «Маскараде» Евгений и Нина — главные герои. Те же «красивые имена» находим в произведениях других писателей того времени.

Не обошла мода на «красивые» имена и Америку. Так, после войны мамаши часто давали мальчикам имена Мелвин, Мелвил, Милфорд и другие, подобные им, действительно очень приятно звучащие.

Многие русские писатели уделяли антропонимам особое внимание: Некрасов, как считают некоторые именоведы, даже изобрел имя Митродор и ввел его в свою знаменитую поэму «Кому на Руси жить хорошо». Думаю, что это утверждение неправильно, ибо в Древней Греции существовал человек по имени Митродор, ученик и последователь Гиппократа. Об именах много писал мой любимый Николай Семенович Лесков. И не просто вводил какие-то имена в русскую литературу, но и анализировал их, и разбирал их появление в своих очерках «Колываньский муж» и «Геральдический туман». Массу необычных имен из святцев встречаем в повестях и рассказах Писемского, Салтыкова-Щедрина, у А. И. Эртеля и т.д. У Писемского встречаются имена наиредчайшие. Так, в повести «Плотничья артель» перед читателем две сестры — Минодора и Нимфодора. В другой повести фигурируют сестры Инна, Пинна и Римма, употреблявшиеся в глубокую старину только для лиц мужского пола. Поверить в метаморфозу перехода слова из мужского в женский род трудно, но в одном из древних российских актов я все-таки нашла неоднократно употреблявшееся там мужское имя Инна. Римма впоследствии перешло в мужское Римм, оно встречается и в наше время, а в Сибири до и после революции можно было встретить, и не очень редко, женщин по имени Пинна, что я сама могу засвидетельствовать, однако некоторые ономасты утверждают, что имя это никогда в России не употреблялось… В произведениях Писемского можно найти Рафаила, Флегонта и крепостного мальчика Аркадьюшку (вспомним о страсти некоторых помещиц давать своим крепостным особенные в «простой» среде имена). Мельников-Печерский ввел в русскую литературу целую золотую жилу обиходных и монашеских имен, у Б. Пастернака встречается старинное имя Вакх, а Мамин-Сибиряк первый, мне кажется, коснулся в русской литературе именно рассуждении о «красивых» и «некрасивых» именах, вложив в уста некоей сибирячки недовольство тем, что родившегося мальчика назвали Гавриил, тогда как, по ее мнению, ребенка надо было наречь Леванидом. Действительно, мужское имя Леонид начало входить в моду в середине — конце XIX века, а А.Н. Островскому, драматургу, можно отдать пальму первенства в том, что он первый из наших национальных писателей «угадал» имена будущей России XX века и ввел в свои пьесы персонажей с такими антропонимами, как Леонид, Виктор, Геннадий, Зоя, Виталий, Людмила, Лариса и другими именами, очень редкими в середине XIX века. Дважды было в России модным имя Лариса: первый раз в конце XIX века после спектакля по пьесе Островского «Бесприданница», где роль Ларисы исполняла Комиссаржевская, и второй раз, после вышедшего на экраны в 1936 году кинофильма по этой же пьесе и Ларисы — Нины Алисовой. Имя это давалось 15 девочкам из 100.

Именами интересовался Бунин и писал в одном из очерков, что его хотели назвать Филипп, но взбунтовалась… няня, заявив, что Филипп — не барское имя. Бунин же, рассуждая о любимых и нелюбимых звуках, писал о красивом имени Агния и некрасивом Аглая. В первом выпуске книги «Сладостный дар» я писала о том, что после Второй мировой войны, при наплыве в Европу беженцев из России, писатель удивлялся огромному количеству лиц по именам Тамара и Игорь, абсолютно не популярных во времена его молодости. Большое внимание уделял разным антропонимам, в том числе и курьезным, А. П. Чехов. Он не только коллекционировал фамилии (в основном), но и придумывал их.

Марина Цветаева высказывала пристрастие к одним именам и отвергала другие. Она настаивала на том, что мужские имена с окончанием на «й» как бы лишают имяносителей мужественности, однако назвала своего сына Георгий по желанию мужа, а не Борис, в честь знаменитого поэта Пастернака, как хотела сама. Над именем дочери — Ариадна — Цветаева долго думала вместе с сестрой Анастасией, перебрав множество… Сама же замечательная поэтесса носила имя Марина в память Марины Мнишек, а сестра ее — Анастасия — звалась как и тургеневская Ася…

В современной русской литературе редко употребляемые имена встречаются у писателей, описывающих жизнь русского Севера: Белова, Личутина, Распутина и других.

В заключение хочется немного поговорить об именах династических. Не только в России, но и в других европейских странах, имена собственные членов правящей династии немедленно становились предметом почитания и поклонения, поэтому в России ХIХ-ХХ веков было преизобилие Николаев, Александров, Михаилов, Константинов, Владимиров и некоторых прочих, вместе с женскими именами цариц и их родных, такими как Екатерина, Мария, Александра, Елизавета, Анна, София, Ксения, Елена. Имя Ксения первым ввел в царскую семью Борис Годунов.

Имени новорожденного из королевских и царских семей всегда отдавалось должное внимание и утверждалось оно главой династии. Так, в России Николай II Александрович, не утвердил имени Андрей, которым хотел назвать своего младшего сына Великий князь Константин Константинович Романов (поэт К.Р.), потому что такое имя уже было среди членов царской семьи. Мальчика назвали Гавриил (будущий Великий князь Гавриил Константинович Романов, эмигрант, которого спасло от расстрела во время революции ходатайство Горького). Николай II и царица Александра Федоровна долго размышляли об именах своим детям и наследника престола сначала желали наречь Павлом, но потом передумали и назвали Алексеем, ввиду нежелательности повторяемости имен Николай и Александр в России на протяжении всего XIX века.

Что касается династических имен, то несоответствие антропонима и того, кто его носит, по положению в государстве, произошло совсем недавно в британской королевской семье, при рождении дочери у принца Эндрью, второго сына королевы Елизаветы II. Родители хотели назвать девочку Беата, но королева заявила, что имя это не входит в состав королевских антропонимов и девочку назвали Абигайль. И только один раз, в 1886 году Кристина, королева Испании, вопреки советам Двора, нарекла сына Альфонсом, но имя это оказалось несчастливым, как и предсказывали придворные. Король Альфонс XIII правил недолго и отрекся от престола.

Отметим, как редчайший факт, что наш Петр I Великий был не только новатором общественного строя и быта старой России, но и в некоторой степени нарушителем старых антропонимических канонов. В наречении своих детей он тоже пытался был «первопроходцем», как и во всем прочем, и одну из дочерей назвал Маргарита (девочка скончалась в младенчестве), именем, которое в те времена встречалось в России только в среде монахинь и показалось нашему «работнику на троне» очень красивым, тем более, что он часто встречал женщин по имени Маргарита среди женщин Запада в его национальном произношении. Поскольку Петр Первый неоднократно посещал Запад, имя это, как модное там, он и привез в Россию. Надо сказать, что это женское имя до сих пор очень любимо в тех странах, где существует наследственная королевская власть, как-то: в Англии, Голландии, Бельгии. Петр же первым ввел в именник царствующей династии имена Павел и Александр, назвав так своих сыновей, скончавшихся маленькими детьми. Имя Александр в России нередко встречалось в древности (Александр Невский), но потом как-то заглохло и в роду Романовых не встречалось. Петр как бы возродил его. Екатерина Вторая, дав своему сыну имя Павел, а первому внуку имя Александр, только закрепила то, что сделал Петр Первый, и впоследствии и до сего дня, имя Александр достигло самой большой популярности в России. Встречала я и неоднократное утверждение о том, что имя Татьяна было когда-то только привилегией имен простонародных и среди высшего класса не встречалось, а первым его в среду дворянства ввел Пушкин. Однако же это не совсем так, потому что Татьяны были даже в семьях царствующих особ, например, среди первых Романовых, царей Михаила и Алексея.

Не все так просто вообще с королевскими именами. Так, в 70-х годах XX века, в той же Великобритании произошла небольшая вспышка разногласий между правительственными чиновниками и рядовыми гражданами. Недовольство началось с того, что родители из среднего класса населения назвали свою дочку — Принцесс Дульцима Розетта. Принсесс значит «принцесса», но магистрат не захотел записать это имя из-за «нежелательных ассоциаций», и дело дошло до королевы. Сначала Елизавета II согласилась на имя, придуманное отцом и матерью новорожденной, но потом прислушалась к голосу советников и родителям посоветовали убрать из трехименного набора слово «принсесс». Однако тогда разгневалась вся Англия — по какому это праву государство вмешивается в личную жизнь своих подданных?

А вот в Америке в личную жизнь граждан этой самой свободной страны мира никто никогда не вмешивается, и лица женского пола с именами Куинн Виктория (Королева Виктория), Куинн Елизавета (Королева Елизавета), а также мужские — Принс Чарльз (принц Чарльз), Принс Эндрью и прочие встречаются не так уж редко. Существует не только женское имя Куинн, упомянутое в американском именнике, но числится и уменьшительное от него — Куинни, то есть «королевочка» или «королевка» — как кому угодно.

Почему в разных странах население тяготеет к новым, иногда странным и курьезным именам? Ответов-предположений может быть несколько. Обоснованным можно считать предположение о том, что население всех стран земного шара просто устало от своих традиционных антропонимов. С моей же точки зрения, заниматься изобретением антропонимов совсем неплохо более того, чрезвычайно интересно, но только надо знать меру. Занятие изобретения новых имен отражает независимость мышления современного человека и изменения его сознания в понимании мира, равно как и желание войти в духовный мир других наций, приспособиться к нему и стать его частью. Времена великих катаклизмов вообще характеризуются новыми именами — во Франции во времена Французской революции каких только имен можно было не встретить, а в наше время у граждан многих стран произошел как бы перелом в ономастическом сознании, они просто устали от Жаков и Пьеров во Франции, а в Германии — от Фрицев, Гансов, Клаусов и Гертруд, так что даже в Китае и Японии в последнее время вышли книги, рекомендующие необычные прежде и совсем не принятые имена, которые идут на смену старым.

В России большей частью все еще господствует теория о наших, русских, хороших, кондовых антропонимах». Это наследие сталинских времен, выражение неприязни к именам выдуманным и иностранным. Но все вышеупомянутое стало постепенно проходить с тех пор, как русские женщины начали выходить замуж за иностранцев, уезжать за границу и называть своих детей американскими, французскими, немецкими и даже именами народов Азии и Африки. Следует учесть и политическую обстановку: во времена краха сталинской империи и начала нового государственного устройства и главного его достижения гласности, люди власти все меньше и меньше пытаются регулировать глубоко личные, семейные отношения и в имятворчество не вмешиваются, что дает полную свободу изобретению новых затейливых антропонимов, названий и слов русского языка. Однако надо знать меру, повторяю я еще раз, и остерегаться такого «материала», как слова, подобные новейшим аппелятивам Гласность и Перестройка, Ваучер и Приватизация, а также массы новых терминов и слов, модных теперь в России, настолько курьезных, что приводить все те, которые уже на слуху у ономастов, я пока не рискую. Надо, чтоб они «устоялись» и, насколько возможно, стали применяться не только в одноразовом использовании. Но, приняв во внимание, что мода в социальном смысле может «обскакать» все старания именологов и вскоре пойдет «шагать» по всей стране, некоторые из этих «имен собственных» я хочу все-таки представить на суд читателей, чтобы наши дети и внуки не удивлялись им в будущем, спокойно приняли их и считали частью языка перестроечного времени российского ономастикона, отражающего насущные проблемы сегодняшней России. Вот эти имена: Аргол (армия голодает), Бегин (Березовский — Гений интриг) и Бермуд (Березовский мудр), Зюлик (Зюганов — лидер коммунистов), Пепе (переживший перестройку), Рассос (распад Советского Союза). Есть и еще незнамо какие прозвища-имена, в которые я лично поверю только тогда, когда увижу их в метрике или паспорте человека. Среди них — зафиксированное в России имя, граничащее с гротеском, и имя это — Кукуцаполь, что значит «кукуруза — царица полей». Сокращенно Кука. Кукуцаполь Степанович Криворучко — уроженец Краснодарского края, отец его — тракторист одного из совхозов, ярый поклонник новых идей Н.С. Хрущева. Так что имя Яздундокта из православных святцев, которые я приводила ранее, называя его «динозавром», кажется вполне легко произносимым и даже полунормальным по сравнению с Кукуцаполем, и говорить, что после Сталина имятворчество пошло на убыль — не соответствует действительности.

В России и в других странах и в наши дни многие граждане особенно привержены к англо-американским антропонимам. Поэтому я хочу дать не в виде рекомендаций, а просто для ознакомления небольшой список мужских и женских имен, особенно любимых американцами за последние 30 лет.

Мужские: Майкл, Тейлор, Кристофер, Кристиан, Джейсон, Брайан, Брендон, Дэниэл, Стивен, Эрик, Роберт, Роджер, Джон, Дейвид, Джонатан, Джошуа (Иешиа), Эйрон (Аарон), Мэттью (Матвей), Нейтан (Натан), Джастин (Устин), Энтони (Антон), Эдвард, Дональд, Рональд, Дэннис, Райан, Николас, Заккари (Захария, Захар), Кайл, Джейкоб (Яаков), Адам…

Женские: Александра, Александрия, Аманда, Британни, Дженнифер, Джессика, Дэниэл, Сара (Сэра), Эшли, Кристина, Катерин, Келли, Линн, Мейган, Мишел, Никол, Дениз, Рейчел (Рахиль), Ребекка (Ревекка), Саманта, Стефани, Элизабет (Елизавета), Хетер… По самым последним сведениям, начинает бурно входить в моду и широко распространяться имя Эмили, еще недавно считавшееся старомодным.

Рубрики: Прикольно, Фамилии разных народов | Комментариев нет »

Латиноамериканские фамилии

Личное имя + фамилия отца + фамилия матери – такова формула традиционного испанского имени . Полное имя замужней женщины еще длиннее, так как оно дополнительно содержит отцовскую фамилию мужа с приставкой «de». Конечно, традиции меняются, и многим латиноамериканцам кажется, что две фамилии многовато для повседневного использования. Кто-то урезает фамилию матери до инициала, кто-то его совсем отбрасывает. Есть и такие, кто сохраняет полное имя в качестве официального, а в обыденной жизни обходится укороченным вариантом.

На сегодняшний день в Латинской Америке в обращении находятся порядка 60.000 латиноамериканских фамилий. В 1750 году их было около 250 тысяч. Население ЛА в 1990 году насчитывало порядка 250 миллионов человек. Исследования, проведённые Институтом генеалогии и истории (the Institute of Genealogy and History) в 1987 и 1991 годах, показали, что 12 фамилий обеспечивают 25% населения обеих Америк. 64 самых распространенных фамилии покрывают 50% населения, а тысяча — 95% людей носящих латиноамериканскую фамилию.

Ниже приведены 33 самые распространенные латиноамериканские фамилии по данным Министерства здравоохранения, образования и социального обеспечения США (the US Department of Health, Education and Welfare) за 1964 год
1 Rodriguez
2 Garcia
3 Gonzalez
4 Lopez
5 Rivera
6 Martinez
7 Hernandez
8 Perez
9 Sanchez
10 Torres
11 Ortiz
12 Ramirez
13 Flores
14 Ramos
15 Morales
16 Diaz
17 Cruz
18 Gomez
19 Santiago
20 Gonzales
21 Fernandez
22 Reyes
23 Camero
24 Silva
25 Colon
26 Gutierrez
27 Ruiz
28 Romero
29 Garza
30 Alvarez
31 Chavez
33 Medina
33 Castro

Рубрики: История, Прикольно, Фамилии разных народов | Комментариев нет »

Самая распространенная фамилия в мире — Zhang

Для Китая само понятие фамилии как таковое приобрело сравнительно конкретные очертания уже к эпохи Трех Императоров и Пяти Королей, то есть в тот период, когда история рода просчитывалась исключительно по материнской линии. Перед тремя династиями Xia, Shang и Zhou (2140-256 до н.э.), люди в Китае уже имели фамилии (Xing) и clan-имена (Shi). Если фамилии инициировались из названия родной деревни или семейства, то clan-имя образовывалось от названия полученной в дар от императора территории или титула, иногда даже посмертно. Собственно, наличие clan-имени говорило именно об определенном положении на социальной лестнице. Человек и женщина одного clan-имени мог бы жениться на друг друге. Но имей они одинаковые фамилии это было бы уже невозможно. Никогда китайцы не делали секрета из того, что браки близких родственников однозначно вредны для будущих поколений. Во время торжественной церемонии или на важном праздновании, китаец, имевший clan-имя, всегда подчеркивал свое уважение к этой оказанной ему чести, высоко вывешивая на видном месте заженные бумажные фонари с надписанным clan-именем.Более того именно clan-имя вырезалось и на надгробной плите. Так продолжалось в течение 800 лет до 627 г.н.э., пока Gao Silian, правительственное должностное лицо, не выполнил некое подобие переписи населения и не подсчитал, что жители Поднебесной обходятся всего лишь 593 фамилиями. Затем он издал книгу, называемую «Анналы Фамилий», которая и стала важнейшим бюрократическим инструментом для выбора квалифицированного персонала на правительственные должности и для составления брачных договоров. Исключительно популярна была в старом Китае и написаная в 960 году книга «Фамилии Сотни Семейств «, представлявшая записи о 438 фамилиях, из которых 408 — фамилии из одного слова и лишь 30 из двух.

Согласно последней статистике из Китая, сегодня число китайцев с фамилией Zhang перевалило за 100 миллионов, делая ее фамилией №1 в мире.

По данным статистики 1977 года в горячую десятку наиболее часто встречающихся китайских фамилий (40%) входят: Zhang, Wang, Li, Zhao, Chen, Yang, Wu, Liu, Huang и Zhou. Во второй десятке (10 % населения): Xu, Zhu, Lin, Солнце, Ma, Gao, Hu, Zheng, Guo и Xiao. На третьем месте ( чуть менее 10 %) граждане Xie, Он, Xu, Shen, Luo, Han, Deng, Liang и Ye. (Своеобразно выглядит и буквальный перевод некоторых из этих фамилий. К примеру. Кастрюля или Сильный запах) Всего же 70 % китайского населения имеют одну из перечисленных выше фамилий. И это на миллиард человек! Фамилии для оставшихся 30 % сравнительно редки: Mao, Jiang, Bai, Wen, Guan, Liao, Miao, Chi и прочие.

Рубрики: Новости, Прикольно, Фамилии разных народов | Комментариев нет »

Корея — страна однофамильцов

Самая удивительная особенность Кореи заключается в том, что это — страна однофамильцев. Любой русский, который здесь побывал, мог в этом убедиться сам. За несколько дней пребывания в Корее вы наверняка встретите множество Кимов, Паков и Ли. При этом все эти Кимы и Ли, как правило, не состоят друг с другом ни в каком родстве. Они не родственники, пусть и отдаленные, а именно однофамильцы. Это, впрочем, не единственная странная на наш взгляд особенность корейских имен.

Как же устроены корейские имена и фамилии? Корейские фамилии, как правило, односложные (встречаются и двухсложные, но очень редко). Корейские имена в большинстве случаев, наоборот, двухсложные, хотя иногда встречаются и имена, состоящие из одного слога. По дальневосточной традиции имя всегда пишется после фамилии. Однако те корейцы, которые часто общаются с иностранцами, при встречах с ними часто именуют себя на американский лад: сначала имя, а потом фамилия. Это, конечно, вносит немалую путаницу. Тем не менее, внутри Кореи нормальный порядок выдерживается строго, и если вы встретили корейца с именем из трех слогов, то почти наверняка первый слог — это его фамилия, а второй — имя. Если корейца зовут, скажем, Ким Им Су, то «Ким» — это его фамилия, а «Им Су» — имя. Разумеется, никаких отчеств у корейцев нет, отчества — чисто русское изобретение (нечто похожее есть, правда, у болгар и арабов).

Как имена, так и фамилии в Корее китайского, иероглифического происхождения. Хотя количество китайских иероглифов, которые чаще всего используются для образования имен, и не очень велико, всего лишь несколько сотен, но сочетаться они могут друг с другом довольно причудливо, и количество их возможных комбинаций огромно. Поэтому, хотя Корея — страна однофамильцев, тезки, то есть люди с одинаковыми менами, здесь встречаются довольно редко, много реже, чем в России. В силу этого составить список самых популярных корейских имен почти невозможно, стандартных имен как таковых не существует: корейское имя является достаточно произвольно выбранным сочетанием двух иероглифов, каждый из которых имеет свое самостоятельное значение.

Четкой грани между женскими и мужскими именами не существует. Разумеется, есть иероглифы, которые чаще всего входят в состав женских имен, а есть те, которые можно встретить только в мужском имени. К первым, «женским» относятся, например, такие иероглифы как «ми» («красота»), «сук» («чистота, целомудрие»), «хва» («цветок»). В мужских именах часто встречаются иероглифы «хо» («тигр»), «сок» («камень») и некоторые другие. Таким образом, Пак Хва Ми (Пак Цветок-красота) — это почти наверняка женщина, а Чхве Хо Сок (Чхве Тигр-камень) — почти наверняка мужчина. Однако большинство именных иероглифов нейтрально. Такие иероглифы как «син» («надежность»), «ин» («гуманность»), «хен» («мудрость») могут с равной вероятностью входить в состав и мужского, и женского имени. Поэтому определить по имени, идет ли речь о мужчине или о женщине, можно далеко не всегда.

Вплоть до конца прошлого века кореянки в большинстве своем вообще не имели официальных, то есть иероглифических, личных имен. Их называли или по домашнему прозвищу, или по фамилии (которую они, выходя замуж, не меняли), или по имени их старшего ребенка. Сейчас ситуация, конечно, изменилась. Однако и в наши дни женщина в Корее, выходя замуж, сохраняет свою прежнюю фамилию.

Как я уже упоминал, характерной и часто озадачивающей иностранца особенностью Кореи является исключительное обилие однофамильцев. Во всей Корее в 1980-е гг. насчитывалось 298 фамилий. Это и само по себе не очень много, но надо, вдобавок, учесть, что более половины всего населения страны носило одну из 10 самых распространенных фамилий. По данным проведенной в 1985 г. переписи населения, тогда из 44 миллионов 420 тысяч корейцев фамилию Ким носили 8 млн. 785 тыс., Ли — 5 млн. 985 тыс., Пак — 3 млн. 436 тыс., Чхве (в России записывается как Цой) — 1 млн. 913 тыс. и Чон — 1 млн. 781 тыс. человек. Это означает, что каждый пятый кореец носил фамилию Ким, каждый восьмой — Ли. К другим распространенным фамилиям относятся Кан, Чо, Юн, Чан, Лим, Хан, Сим, О, Со (численность носителей каждой из этих фамилий в 1985 г. превышала 600 тысяч человек). Носители всех этих 13 фамилий, вместе взятые, составляют 60% населения страны! Конечно, это кажется нам странным, но корейцам, в свою очередь, кажется странной российская ситуация, когда множество людей носят одинаковые имена. Тезок в Корее нет, а вот в России, куда ни глянь, всюду Сергеи, Андреи и Лены!

Обилие однофамильцев в Корее ведет к тому, что найти человека по одной фамилии в Корее практически невозможно. Всем, кто работал в Корее, приходилось сталкиваться с ситуацией, когда русский бизнесмен или чиновник требовал от переводчика, чтобы тот немедленно нашел ему «Кима из фирмы Кисон электроникс». Если учесть то, что в фирме занято, допустим, 700 человек, и то, что каждый пятый из них, по законам статистики, носит фамилию Ким, понятно, что обнаружить нужного Кима среди примерно 140 кандидатов было, скажем мягко, не очень просто.

Рубрики: Прикольно, Фамилии разных народов | Комментариев нет »

Белорусы не хотят быть Козлами и Уродами

Ежегодно более двух тысяч жителей Белоруссии по разным причинам меняют свои фамилии и даже имена.

Как сообщили «Интерфаксу» в Минюсте республики, в основном эта процедура связана с разводами и повторными браками, однако 10 процентов изменений фамилий и имен в республике происходит по причине их неблагозвучности.

По словам представителей министерства, наиболее часто меняемыми фамилиями славянского происхождения являются Козел и Заяц. Нередки также случаи обращения граждан с фамилиями Тирдун, Могила, Урод, Баран, Будила, Опочка, Пуккер и Голопупкин.

В белорусском Минюсте предположили, что через несколько лет появятся желающие изменить имена, полученные в честь героев популярных телесериалов. В основном это Изауры и Луис-Альберты.

Рубрики: Прикольно | Комментариев нет »

Смена фамилии Украина

Украинцы хотят быть не Козлами, Дулями и Писюками, а Путиными, Бушами и Шварценеггерами

Около 26 тысяч украинцев в 2002 году по разным причинам поменяли свои фамилии, сообщает «Интерфакс».

Как сообщает пресс-служба министерства юстиции Украины, основной причиной смены фамилии является ее неблагозвучность. Например, среди фамилий, от которых в прошлом году отказались украинские граждане, были такие как: Козел, Могила, Крысько, Дуля, Писюк, Неумывакин, Бульботкина, Захлюпаный, Колоша, Слинин, Вырвихвост.

Однако некоторые украинцы захотели иметь такие же фамилии, как у известных политиков, артистов и исторических личностей. В результате в Луганской области появились две Анастасии Романовы, Путин, Ющенко, Высоцкий, в Днепропетровской — Шварценеггер, в Житомирской — Киплинг и Шумахер, а в Тернопольской — Буш.

Всего в прошлом году фамилии сменили 25 956 граждан Украины, 4 448 украинцев поменяли имя, 4 624 отчество. Из них не в первый раз меняли фамилию, имя и отчество 2 033 человека. В их число не включены граждане, взявшие себе фамилию мужа или жены, а также одного из родителей.

Рубрики: Прикольно | Комментариев нет »

Необычные фамилии

Счастливый Бобик проживает в Москве наряду с несчастным Педиком.
А Бляткину и Муделю не повезло.

Как-то к нам в редакцию позвонил приколист и попросил заказать ему пропуск, представившись Недрищевым. Мы посмеялись. А недавно вспомнили про Недрищева, когда откопали электронную версию телефонного справочника МГТС. Поискали такую фамилию и похолодели. Есть такой! Так значит, тот человек не прикалывался… Чтобы в будущем не повторить ошибки и никого не обидеть, мы решили проштудировать все 2,7 миллиона абонентов московской телефонной сети и особо вычислить подобные фамилии. Самой богатой на неприличные фамилии оказалась буква «Б». В Москве маются под гнетом дразнителей один Блябкин и девять Бляблиных. И еще без числа обладателей таких фамилий, как Блярор, Блятник и просто Блях. Мы выражаем этим людям свое сочувствие. А также Бляхеру, Бляхеровой и всем Бляхманам.
На фоне этих страдальцев остается только порадоваться за три семейства, которые с гордостью носят фамилию Бобик. Или Бобинчик-Рабинович. А Недрищевых в Москве двое, но есть еще один Сручкин, четыре Задниковых и один Сухозад. Пятижоповых, соответственно, пять. На трех Надхуллиных приходится один Подхуллин. Онанизев присутствует в двух экземплярах, Пупкин — в трех, а Сивухо тоже в двух.
Конкуренцию букве «Б» в русском алфавите может составить только буква «Х», на которую начинаются три Хердвимовых, один Херных, один Хернес, один Хереш и три Херенковых. Почему-то очень непопулярна у нас фамилия Алкашов — таковых всего двое. Зато пять семейств носят фамилию Педик. К ним примыкают граждане Педора и Педячая, на чьем фоне очень нехило живется обладателсям фамилий Шнурапет, Шабаш, Зюзя, Задуйвитер, Сивокобыленко, Сивокоз, Пальцапупа, Забабашкин, Дурнопейко, Нарко, Шмаль и Глюкин.
Мы считаем, что очень не повезло одному гражданину Муделю и девяти Мудорисовым. А вот тот факт, что в Москве на одну Плохую приходилось три Хороших и даже три Гарных, говорит о том, что хороших людей все-таки больше, чем плохих. Ну, и наконец: Шариковых среди нас насчитывается целых 121, из них П.П. только один.
Чайниковых — 17 (хорошо представляться, когда гаишник на дороге останавливает). И о политике. Зюгановых в Москве проживает 39, Ельциных четыре. Плюс разновидности: Ельцын — 1, Эльцин — 2, Ельсон — 3. Черномырдиных — 31, Черномордов — 1, Черномордиковых — 1, Черномординых — 5, Лениных — 6, Крупских — 36, Сталиных — 3. Чаще всего встречаются в Москве Ивановы — 21833 абонентов. За ними идут совсем не Петровы, как можно было предположить, а вовсе Кузнецовы — 17440. Петровы же на третьем месте — 9953, оттеснив с него законных Сидоровых, которых тоже очень много.

Секса в Москве нет!
Зато есть Сексясов, Сексеев и Сексинбаев

Весна. О чем же говорить сейчас, как не о любви! Поэтому на сей раз наш обзор «новых именинников» посвящается всем, чьи фамилии происходят от слова «любовь» и других, связанных с ним слов. В телефонном справочнике МГТС мы обнаружили немерено вариаций на эту тему.
В столице прописано аж 30 Любимовых (один из которых — известный телеведущий, а еще одна — моя преподавательница), 9 Любивых, 5 Любовиных, 5 Любимых, 3 Любо, 2 Любивца, 2 Люби и один Любибидзе (вах!). Как им, наверное, завидуют Нелюб, Недолюбко и 60 бедолаг с фамилией Нелюбов!
Однако очень повезло Лаву и Обожаеву. А Обожаеву-Страстину подфартило дважды. Они-то, мы уверены, хорошо проведут этот день. Найдут чем заняться и товарищи Поцелуев с Поцелуевским (их ровно по 46), пять Поцелуйно, шесть Целуевых, два Целуйтн, один Поцелуйкин и 15 Целуйко.
Может быть, именно в этот день кто-то решится предложить своей возлюбленной руку, сердце и обручальное кольцо впридачу. Но учтите: на 5 Свадьбиных приходится 13 Разводовых и одна Разводовская. Но если уж вы точно решили связать себя узами брака, то не забудьте пригласить на свадьбу гражданина Горько (он на всю Москву один-единственный).
А вот Секса в Москве все-таки нету. Зато есть 3 Сексясовых и по одному Сексееву, Сексинбаеву, Сексидову и две Сексапиловых.
Любовниковых 3, Любовничков один. А у самого знаменитого любовника — Казановы 76 однофамильцев.
А мы желаем всем влюбленным отказаться от ссор и ревности. Поэтому и не поздравляем всех Ревнивцевых, Ревновых, Ревняг, Ревнюков, Ссориных и Ссорина-Чайникова. Не советуем быть такими, как эти товарищи.
Лучше берите пример с 18 Сердечных, 1 Сердешного, трех Сердечниковых, 17 Сердцевых и одного господина, гордо носящего фамилию Сердце.
В общем, покопавшись в телефонном справочнике, мы убедились, что прав был дядюшка Грув: «Жизнь без любви — не бывает такого». Так что еще раз всех поздравляем с наступлением весны. Даже тех, чьи фамилии никак не связаны с сегодняшним нашим обзором. Будьте счастливы.

С песенной фамилией по жизни
Гопеев, Рокабилов, Попсуевич

Как это ни прискорбно, но у меломанов в календаре нет ни одного своего профессионального праздника (разве что за исключением Дня творческой самодеятельности ;-) ). А поздравления получать всем приятно. Поэтому, чтобы не обидеть тысячи москвичей-носителей меломанских фамилий, очередной обзор новых именинников мы посвящаем всем, чьи фамилии так или иначе связаны с музыкой.
А таких в телефонном справочнике МГТС хоть отбавляй. Только со словом «Музыка» связано более 50 фамилий. 47 москвичей прямо так и зовутся: Музыка. Еще в столице проживает 9 родственных им Музыко, 10 Музыкадзе, одно семейство Музыкашвили и два Музыкиных. Наверное, весело живется 9 Музыкантам, 2 Музыкантским (один из которых, между прочим, префект Центрального округа), двум Меломанам и одной Мелодиевой. С песней по жизни идут господа Песензон, Песенко, Песнева, Песнопевцев и Песня. Особо весело живется дважды упомянутым в справочнике Пьянопевцеву и Песенному-Буховцеву.
Всевозможные музыкальные течения и направления тоже запечатлены в фамилиях москвичей.
В справочние я отрыл двух Роковых, одного Рокермана и столько же Рокиных. Просто пруд пруди всевозможных Металиченко, Металловых, Металининых, Металликовых, etc. Им противостоят куча Реперовых и Репкиных, три Репера, два Реперчука и один-единственный Реперьяш. Кроме того, среди почти 230 тысяч московских фамилий отыскались Панкуша, Хипхоп, Джазаев, Джаз, Гранж (и близкий ему по духу Нирванин) и даже Скинов (всех по одному). А вот фамилий, связанных со словом «рэйв» не оказалось вовсе (Ну ничего, течение достаточно молодое. Будем надеяться, что еще появятся).
Но самое большое количество фамилий связано с т.н. поп-музыкой. Вот самые яркие из них: Попс, Попсс, Попсуев, Попсуевич, Попсуйко и Попа (не повезло человеку!). К той же категории мы решили отнести одного Гопеева, двух Гопиных, шесть Гопкало, и по одному: Гопенгауза, Гопкина, Гопмана, Гопмаршова и Гоппа.
К «классическим» фамилиям можно отнести десять семейств Бах, столько же Рахманиновых, пять Бизе, 48 Чайковских, тринадцать Генделей, двадцать одного Штрауса, одного Паганинкина, 28 товарищей с фамилией Глинка, трех Римских-Корсаковых и одного Сальери (может, когда-то и Моцарт был, но мы же с вами знаем, что Сальери с ним сделал!). Информация для фанатов:
Сташевских — 11 (не считая двух Страшневских), Зосимовых — 25, Нанаевых — 3, Киркоровых — 3, Булановых — 436, Меладзе — 13, Салтыковых — 273.
Бутусовых — 44, Шевчуков — 276, Кинчев — один, Гребенщиковых — 63, Самойловых — 579. Москвичей, носителей фамилии Агата — 2, Кристи — 13.

Всё пучком, братухи!

Как я и обещал, сегодня наш обзор прикольных фамилий будет связан с новыми русскими. Полноценных Новых-Русских в Москве не наблюдается. Есть только ущербные. Новых — двое, Русских — семеро. Братан в столице всего один, а вот Братков — целых двенадцать. Пять москвичей носят фамилию Крутой. Крутолаповых, Крутороговых и Крутяровых — по одному. Очень повезло господину Круть, а также двум Пацановым и Корешовым: на них никто не наедет — свои же!
Хуже обладателям фамилии Лох, их в столице четыре, Лоховых — 32, а вот Падло — всего одно. В случае необходимости с ними побазарят Разборский, Крыша или непосредственно Базарян (всего по одному экземпляру).
Низшие пацаны в иерархии новых русских — это «быки», поэтому не возникает вопросов по поводу трех человек с гордой фамилией Бык. А вот чем занимается единственное московское Быкодрало? Вероятно, это еще неизученный тип нувориша, которому поручается обдирать бабки с «быков».
Теперь о фамилиях, связанных с неизменными атрибутами новых русских — гольдовыми цепурами, сотовыми телефонами и шестисотовыми «мерседесами». В столице эта категория братков представлена тремя Ручниками, четырьма Мобилами, одной Черокой и четырьмя же Мерседесами. Встречаются разновидности последней фамилии: Мерин («мерин — это 140-й «мерседес»), Кабан (600 «мерс») и Кабаничий. Фамилию Голда носят 14 москвичей. Цепура — один. Кроме того, среди нас проживают шестеро Малиновых, но не пиджаков. Спрашивается, что же еще красят нувориши в такой яркий цвет?
Падлой буду, если не назову денежно-долларовые фамилии. В Москве есть один Бабколюбов и целых 34 Грина. К ним примыкает один Грин-Груз. По-новорусски «нагрузить» — значит что-то с кого-то получить, так что эту фамилию надо переводить на литературный язык словом «шантажист».

Дебилетов, Кукуйев, Бредюк

Фигова туча праздников значится в календаре на эту неделю. Это и День учителя, и День Конституции СССР, и даже годовщина запуска первого искусственного спутника Земли. Но всех их затмил главный праздник недели — День охраны психического здоровья. И вот как раз с ним связан сегодняшний обзор «новых именинников». Добрая половина фамилий в справочнике имеет отношение к «Белым столбам». Мы же печатаем самых выдающихся членов прикольно-фамильного общества.
Начнем с простых «дураков». Вот они: Дурабажаев, Дурбаль, Дурабанова, Дурабой, Дураковский, Дуралеева, Дурулеску, Дурашвили, Дурайте. Кроме них — Придурков, Дурафей, Кретинин, Дебилетов и просто Дурак.
Вам никода не говорили, что вы «ку-ку» и не крутили пальцем у виска? Так вот, Куку, Кукуевых, Ку, Кукуйев в Москве просто до фига.
А полный Псих только один! Зато всяческих Крышевых, Крышиных, Сдвиговых, Шизенковых, Психоплюевых — гораздо больше.
Бредят не только пациенты психических клиник, но иногда и обычные люди. К примеры, Бредун, Бредис, Бредов, Бредюк и просто Бред. А уж какие глюки видят Бредис-Синицкая, Бредова-Бродская, Брэдэ, Бреденфельд и Бредайтис!
Много и опасных больных: это Мания, Маньяков, Маньякин, Маньячилло. К которым примыкают два Чикатило, один из которых пишется с двумя «л», а также Потрошун и Потрошитов. А еще в Москве живут-поживают Горяч, Горяча, Горячуха и Белый-Горячий!!!
Самые прикольные психоумные фамилии закончились. Но в связи с ними хочется упомянуть нескольких товарищей, чьи фамилии невозможно отнести ни к какому другому празднику. А им тоже хочется лишний раз походить в именинниках. Вот эти товарищи: Гибиби, Бубуруз или Бубырь, Фигель или Фигельсон?

Гондопас против Гейтса

Сегодня мы публикуем фамилии, присланные нашими виртуальными друзьями по Интернету.
Фамилии, однако, далеко не виртуальные. Попробуйте-ка, поживите с фамилией Драч, Блох, Круг или вообще Бруяка какая-нибудь (эти товарищи проживают в городе Воронеже). Из Северной Осетии нам пришли следующие фамилии: Бесплеменников, Глухой, Крахмаль и Круглый.
Приморский край богат не только углем, рыбопродуктами и бастующими шахтерами, но, как оказалось, еще и приколистами. Не отказался бы я провести часок-другой за кружкой Пива с г-ном Компанейцем А.П. и Кабаком А.Т. Неплохо также было бы пригласить г-на Шустера С.М. Однако настроение нам могли бы испортить Шитько А.Е., Кулшитов Е.Е., Хмара С.А. и Пукало П.З.
Есть фамилии, обладателей которых я при всей своей общительности не хотел бы встретить поздно ночью у своего подъезда. Даже с бутылкой Пива. Это г-да Зубец, Кусаль и Пороло.
Еще в Приморском крае проживают следующие люди: Кривохижина, Домышленец, Дуда, Пидручная, Пароконный, Ролик и Гуща. Жаль, далеко забрался этот край, а то мне было бы интересно узнать, действительно ли впал в детство Ребенок В.А., кучеряв ли г-н Кучерявый П.П., серая ли г-жа Серая А.С. и насколько кургуз г-н Кургуз М.Г.
А еще в Приморском крае есть дама с фамилией Картава! Ах, как она, наверное, картава! Кстати, так в Одессе многие говорят. Из Одессы нам прислали только одну фамилию. Зато какую! Фамилия директора местных компьютерных курсов — Гондопас.
Продолжаем компьютерно-интернетную тему. Собственно с Интернетом в Москве не связано ни одной фамилии. Правда, есть Сеть и Сеткин, а также Сетисоно Мас Херу (!). Зато фидошников — как собак нерезаных. Фидо — один, Фидориновых — четверо и еще один Фидогадов. Кроме них есть Модерилло, Варез и Сакс. Господа фидошники меня поймут.
А вот Хакер всего один. Ламер тоже один (для тех, кто читает нашу бумажную версию: ламеры — это компьютерные гопники). Хотя общеизвестно, что ламеров куда больше, чем хакеров.
После визита Билла Гейтса в Москву в телефонном справочнике обнаружилось аж четыре Гейтса. Ну он, блин, даёт!
Ну и напоследок в качестве привета Коле Крушевскому — бывшему глагольцу, а ныне начальнику провайдерского узла «Катюша» — сообщаю, что Катюшенко в Москве четыре, Катюшини — пять, а Катюшкиных целых четырнадцать.

Трибуналов, позвоните Красноблюеву
Призрак коммунизма приобрел справочник МГТС

В Москве живет настоящий Коммунист! Причем только один, если верить телефонному справочнику МГТС. Мы поздравляем его с праздником Великого Октября. Хотя не исключено, что Коммунист никогда в партии не состоял и состоять не собирается. Просто фамилие у него такое.
А если уж поздравлять с праздником причастных к нему от рождения людей, то никак нельзя обойти молчанием товарища Коммуниздина, троих Коммов, двух Октябревых, десять Октябрьских и одну Комиссарову. Коммунистические идейки будут живы в умах россиян, пока в телефонном справочнике записаны 6 москвичей с фамилией Ленин, одна Ленинская и два верных Ленинца. На них приходится аж 36 Крупских и только 13 Арманд. Призрак коммунизма бродит по столице также в воплощении трех Сталиных, двенадцати Дзержинских, девяти Троцких и, к счастью, одного Берии.
Последнему не лишне было бы познакомится с гражданами Чекавской, Чекавым и Чекаберидзе (!). Вот повеселятся! Если революция вдруг опять начнется, три Авроры смогут выстрелить по одному Зимнему (бедняга) и поддержать дело одного Железняка, одного Террора и двух Трибуналовых. Обмыть это событие они смогут в компании четырех Смольных. А закончится это безобразие, как всегда, у госпожи Мавзолеевской.
С утра многие будут похожи на товарищей Красноноса, Красноглазова и двух Краснооковых. Но такого образа жизни не поймут Партиец, Партакевич, Партиев и уж тем более — сам Геннсек (единственный на всю Москву).
Кстати о генсеках. Брежневых у нас 89, Зюгановых — 21, Зюкиных — 17, Мао — один. И есть еще почти полный тезка вождя всех корейцев товарищ Ким Чун Ир. Но особо земля московская богата Красными (24) и их разновидностями: три Красневича, одна Красненькая, одна Красноармейская, столько же Красноштановых и Краснореповых, загнивающий Краснобояркин тоже один. Есть Краснова-Разюпина, Красномясов (ну ваще!), Краснобельмов, Краснопевцев, Краснопояс (каратист, наверное). По сравнению с товарищем Красноульяновым господа Красноус, Красноухова, Краснобородько и Красноносивенький смотрятся довольно-таки тускло. Отдельного внимания редакции заслужил товарищ Красноблюев.
И что бы им всем не скооперироваться и не собраться на Красной площади?! Да вот прямо 7 ноября.

Москвин, Писяк, Дурейко. На ваши улицы пришли профессиональные праздники

После нашей заметки про прикольные фамилии в редакции поднялся шквал звонков. Звонили Бобики, Пупкины, Бляблины и, конечно же, Мудель. Никто не обиделся. Первые выразили благодарность за появление их фамилий в газете, а последний — сомнение по поводу числа его однофамильцев. Специально для него сообщаем результат нашего маленького журналистского расследования: Мудель у нас не один. Муделей у нас полстраны. А фамилия одна такая, за всех страдает, прямо как Иисус Христос.
Звонил Чубабрия и попросил найти однофамильцев. Однофамильцев мы не нашли, но зато нашли, но зато нашли троих товарищей Абадзиде, одного Абазяна, одного гражданина с фамилией Чечуй, одного Перельмутера и даже одну Сюсину-Сенотрусову.
Кстати, скоро праздник — День города. С ним мы хотим поздравить всех людей, чьи фамилии так или иначе связаны с москвой. Это 171 Москвин, один Москвикин, два Москвита, один Москвинали, семь человек с фамилией Москвич, и один-единственный Москва.
Также в телефонной базе мы встретили людей с фамилиями Москворецкий, Москаль и Москалик. С самым сердцем столицы — Кремлем, связаны фамилии Кремлев (их аж 601), Кремлевская (а вот она одна), Кремли, Кремляков и Кремлянская.
Наш рассказ был бы неполным, если бы мы не прошлись про ставрым московским улицам. Так вот, в Москве 14 Китайгородских, 16 Сретенских, 7 Арбатовых и 62 Берсеневых. А еще среди посторонних Чистопьянов, чистоплюевых и Чистоплясовых мы отрыли восемь Чистопрудовых.
Ах, да, чуть не забыли поздравить нашего мэра, Юрия Михайловича Лужкова. У него 20 однофамильцев. А у его Предшественника (Попова) их аж 4125. Среди которых водятся разновидности: Попов-Завражный, Попов-Дзюба, Попов-Щелкан, Попов-Ляднов и Попов-Франко.
А на следующий день, 8 сентября, мы все отметим еще один праздник, День солидарности журналистов. Кроме нас его будут отмечать 127 Глаголевых, два Глаголина и один Глаголия. Родные вы наши!
Нерушимая дружба между «Глаголом» и нашим спонсором — «Московским Комсомольцем» зафиксирована в фамилии Глаголев-Гусев (их в Москве двое).
Еще мы сочли, что с журналистикой связаны фамилии Журнов, Журня, Журян, Писак, Писанин, Писанка, Письман, Писяк, Писиголовец (sorry!), Пресс, Прессман, Прессштейн и Пресстен Рибейро Жоао Антонио. Кроме того, поздравляем владельцев фамилий Газетин, Газетов и Статейкин. отрадно было обнаружить в справочнике одного Сюра! Мы так называем нашу Студию Юного Репортера. А еще мы желаем нашим акулам пера не быть Вралевыми, Враловыми или Вральманами, а также Трепанами, Трепаловыми и Трепачевыми. В тот же день в календаре значится еще один праздник — день искоренения неграмотности. Надеемся, что одна Неграмотнова, шесть Неучевых, один Недорослов и один Дурейко никогда не будут делать ошибок. Того же желаем восьмерым Азбукиным, трем Грамматиковым, пяти Грамматикати и одной Грамотеевой.
Ну, и под конец недеи, нам предстоит пережить одну мистическую дату — пятницу, 13. Вот уж будут радоваться один Чертиков, один Чертик, 112 Клыковых, один Клызуб, два Нечистюка, три Нечистяка, два Крюгера, 15 Духовых, две Упыревых и один Упырь.
В общем, за что выпить, решайте сами! Поводов достаточно. А следующее наше расследование будет посвящено спиртным напиткам.

Алкашов, Пивняк, Налейко.
Пол-Москвы имеет самое прямое отношение к алкоголизму и пьянству.

Как я и обещал, сегодняшний обзор фамилий будет посвящен алкогольным напиткам. Наш народ всегда любил выпить. И эту любовь на века запечатлевал в фамилиях.
Так что недаром среди москвичей-абонентов МГТС целых сорок Пьяных, два Алкашова и один один Алканов. Столько же Алконовых, Алкашвили и Алкопаровых (пары алкоголя). Еще телефонный справочник, из которого мы черпаем сведения, кишмя кишит разными Пьяненко, Пьянзиными, Пьянигами, Пьянниковыми и Пьянюгиными. Есть 13 Синюхиных, один Колдырь и один Колдырманов.
Но не все так плохо. В многомилионной Москве присутствуют целых два Трезвова и один Непьющий. Хорошо им! А плохо трем товарищам Бодун, двум Бодунгенам и 44 Бодуновым. И всем остальным Похмелкиным, Похмеловым, Похмельновым, Похмельных. И опять же хорошо двум Закусило, одной Закусиловой, двум Закусиным и трем Закускиным.
Пиво — любимый напиток не только молодежи, как принято считать, но и многих москвичей тоже. Среди нас живут 45 Пивниных, один Пивкин, 21 Пивняк и девять Пивников, 26 Пивоваров, семь Пивоваренков и Пять граждан с фамилией Пивоворчук (напьется пива и ворчит), два Пивака и один Пивек. Еще в столице обитают один Пивозян и один Пивторяк. С чем их, собственно, и поздравляем.
Лучная закуска к пиву, как известно, вобла. А поскольку она женского пола, то связанные с этой замечательной рыбой фамилии носят, как правило, женщины: Воблина, Воблинова, Воблая, Воблыго.
Еще про пиво. В московских фамилиях отражены разновидности напитка (Светлый и Темный), сорта (Портер, Жигулевский и Баварский). Целая поэма в фамилиях посвящена пивной пене. Одна дама прямо так и называется — Пена (а, может, это и мужик), есть еще один Пендер, такая же ситуация с Пендиком, зато Пениных 22, а Пенкиных (включая певца) целых 63. Плюс по паре Пеннинских и Пенко. Пенна — как звучит! А их, между прочим, только четыре.
Пословицу «Пиво пей, но помни твердо: от него краснеет морда» всю жизнь помнят господа Мордаль (один), Мордань (двое), Мордас (двое), Мордас-Пронин (один, но зато какой!) и один Мордехай.
Но не пивом единым… Пора вспомнить и о других спиртных напитках. Например, вино. Не грех выпить с Винокуром-Винбергом (wow!), Виннелем, Винновым, Винни (Пух, но только с утра) или просто Вином. Двум Виногадовым противостоит единственный Винославский.
Перейдем к более крепким напиткам. Носителями фамилий этой категории являются Спиртков, Спиртус, Водков, Сивуха, Сивухин, Сивухо. Есть фамилии, прославляющие разные сорта водки: это Абсолютный-Спокойный, Довгань (51 человек), Кристалл и Столичный.
А вот господину Джину следует познакомиться с проживающим в Москве наряду с ним Тоником или, на худой конец, Пуншем.
О таре. Стакановых — 16, Стаканевичей — 8, Стаканов — 1, Стопкиных — 8, Полушкиных — 51. Банкер (от слова банка, а не банк) — 1, Банкиных — двое. Бутылевых — 6, Бутылиных — 17, Бутылкиных — 31, Бутылочкиных — 2, Бутылко — 1, Чекушкиных — 19, Бутылко — 1.
И сенсация. В Москве проживает всего один Налейко

Рубрики: Прикольно | Комментариев нет »

Курьёзы фамилий в странах мира

В этом очерке я хочу поговорить о смешных, забавных именах и еще кое о каких темах в именоведении, пока не затронутых в ономастических изысканиях на русском языке.

Смешные имена или имена-курьезы не были предметом пристального изучения, ученые ими глубоко не занимались, хотя иногда и перечисляли на потеху читателям забавные личные имена и фамилии. Подобными антропонимами и их коллекционированием (вроде собирания марок) занимались многие известные лица нашего времени: балерина Майя Плисецкая собирала необычные имена и фамилии, а для Нины Берберовой, писательницы русской эмиграции, было любимым занятием вместе с известным художником Мстиславом Добужинским «играть» в фамилии из нетрадиционных, то есть находить такие, которые они называли «зловредными», причем, из литературы фамилии брать запрещалось, надо было лично знать тех, кто официально прозывался Твердокрыш, Тумбесов, Кошкодавов, Кровопусков и т.д. Сейчас многие из этих фамилий не так смешны, как ранее, ибо происхождение и значение многих были расшифрованы уже в середине XX века, и читатели теперь знают, что фамилия известного российского спортсмена Кровопускова происходит от старинного слова, означающего человека, который занимался пусканием крови, а Кошкодавов — ни больше ни меньше, как руссифицированная иностранная фамилия Коос фон Даален.

Сначала посмотрим, какие же имена-курьезы встречаются в США, стране, ставшей моим вторым домом по приезде в Америку 45 лет тому назад.

Наиболее полные американские именники содержат более, чем десять тысяч антропонимов. Среди них — календарные, традиционные, новоизобретенные, а также разнонациональные, хлынувшие примерно 40 лет назад в американский именослов и дружески принятые коренными жителями США, для кого английский язык родной. Если в период 1600—1800 годов в англоговорящих странах каждый второй мужчина носил имя Джон, Томас, Вильям, Уолтер, Джеймс или Джозеф, а женщины — Мэри, Анна или Элизабет, то затем подобные имена потеснились, хотя ими и сейчас продолжают называть детей и, вероятно, будут называть всегда, а некоторые из вышеупомянутых антропонимов появляются даже теперь кое-где на непродолжительное время в списке самых любимых и модных.

Чуть забегая вперед, скажу, что многие имена граждан всех рас вызывают далеко не однозначную реакцию в смысле пре небрежения и отталкивания у аборигенов Америки. Правда, в США это встречается очень редко, американцы легко мирятся с необычными именами, как бы странны они ни были, и поэтому я была очень удивлена, когда один из моих учеников-студентов Роджер Д., из семьи рабочего, вдруг фыркнул на уроке: «Флойд? Какое противное, какое деревенское имя!»

Подобное же было и в России после революции. Среди прибывших в США иммигрантов за последнее время (1995-2000 годы) было немало девочек по имени Анастасия. В то время оно было популярным в России благодаря моде, но попробовали бы вы назвать так девочку в 30-х — начале 50-х годов. В те времена этот антропоним считался «деревенским», давно вышедшим из употребления, однако в 80-х годах имя возвратилось, пошло и стало пошлым. С сокращенной формой — Настя — жить в Америке вообще противопоказано, ибо «нейсти» (nasty) по-английски значит «отвратительный, гадкий, противный» и т.д. Но эмигранты из России, не имеющие понятия о том, что мода — это стадность, привезли это имя и в США, где к нему сразу стали относиться с пренебрежением. Именно поэтому все российские Насти немедленно стали называться в Америке Стейси или Ася.

А вот с моим настоящим именем Виктория вышла совсем иная картина. Родители решили называть меня сокращенно мальчишечьим именем Витя, что причиняло мне в детстве большие неприятности. Но вот после моего отъезда из СССР на постоянное жительство в США имя Виктория стало одним из самых любимых в России. Должна упомянуть, что в Америке это латинское имя было еще 50 лет назад не очень распространенным, не в пример Великобритании, где этот антропоним был в большом употреблении после очень долгого правления королевы Виктории, оставившей у своих сограждан наилучшие воспоминания. Однако это — присказка, а сказка впереди, и настало время автору перейти к истинно забавным, курьезным и по-настоящему потешным именам.

Какие же имена в разных странах принято считать курьезными? Вот, например: не каждому жителю США приходилось встречать женское имя… Кеннеди Джонсон, Президент Линкольн или девочку, которую зовут русским мужским Ваня, особу женского же пола, величаемую Рейган, фамилией президента Рейгана. Взрослых мужчин и женщин по имени Куки-Пуки и Живи Долго тоже придется тщательно поискать, так же, как и представителя сильного пола, взрослого уважаемого человека, величаемого Джонни Дурачок. Даю один процент из миллиона, что средний американец когда-либо слышал о военном в отставке, серьезном гражданине, участнике Второй мировой войны, которого товарищи называют Стронги, однако в документах он записан как Стронг Бузер (Strong Boozer), что в переводе значит «записной пьяница». Не сомневаюсь, что читатель будет от души смеяться над именами двух моих знакомых, а прозываются они: одна — Цецилия-Маня Кошмар, а другая — Наташа-Пенелопа (Пенелопи) Квас (у обеих родители украинского происхождения). Не меньше будет веселить читателей мужское прозвание Мемориал Дэй (День Поминовения) в честь национального праздника США, или имя девочки — Гефилте Фиш (Фаршированная рыба) в семье смешанного национального происхождения, где отец — еврей, а мать — индианка. А совсем недавно я встретила молодого негра по имени… Массай Живаго Дорси (Живаго — из романа Б. Пастернака «Доктор Живаго»).

В начале прошлого, только что ушедшего XX века, когда в России началась революция, американцы были столь заинтригованы борьбой «красных» и «белых», что стали называть своих детей названиями разного цвета, и до сих пор подобные имена, такие, как Ред (красный), Уайт (белый), Грин (зеленый, — так звали одного из моих студентов, Блю (синий) итак далее встречаются у немолодых граждан США. А однажды в телевизионной передаче фигурировал полицейский, чей антропоним был — Бейби Грин Рашн (малютка зеленый русский). Предупреждаю всех, кому на глаза попадется этот очерк, вспомнить неоднократное мое напоминание о том, что все антропонимы, которые я привожу в качестве примеров,— законные имена собственные, а не прозвища, не клички и уж конечно, не выдумка автора. В Книге рекордов Гиннеса эти имена могут вам нет-нет да и встретиться, а некоторые мои именоведческие каталоги только им и посвящены, и вышеназванные антропонимы еще не самые забавные.

Чтобы не возвращаться к курьезам в России, замечу, что самая «смешная» фамилия (а не имя), встретившаяся мне на родине,— Тяпу-Тяпу-Табунец-Жбан-Жлоба-Бублик-Погорельский. Но, во-первых, это не личное имя, а фамилия, и, во-вторых, как это ни удивительно, объяснение этой фамилии — есть! Гражданин Василий Дмитриевич Тяпу-Тяпу… был украинцем и, как говорит предание, потомком именно тех запорожцев, которые «писали письмо турецкому султану». Тут стоит припомнить, что украинские фамилии в большей степени, чем чисто русские, изобилуют такими именами и такими — существительными нарицательными в качестве фамилий, что «только плюнешь, да перекрестишься», как говорил великий наш писатель Н.В. Гоголь. Среди них — и Дурак, и Рожа, и Гвоздь, и Сопля, и Грязь, и Щи вместе с прозванием Борщ, и фамилии Подопризабор, Забейгвоздь Высокошапка, Нетудыхата и Непейпиво, а также подобные им, иногда выходящие за пределы ортодоксального русского лексикона. Чаще всего, конечно, эти фамилии произошли от прозвищ, а если на одно прозвище-кличку накладывалось другое и они закреплялись, вобрав в себя другие названия, то легко себе представить, что в конце концов при окончательном оформлении и закреплении за украинцами фамилий и получалось что-то вроде прозвания Тяпу-Тяпу-Табунец-Жбан-Жлоба-Бублик-Погорельский.

В какой стране впервые вспыхнула страсть к изобретению новых имен и использованию их в более или менее широком масштабе, сказать невозможно, грубо говоря, это началось в XX веке. Однако с полным правом можно утверждать, что вскоре одни из этих странно и смешно звучащих для уха имен вошли, как полноправные в ономастикой Америки, а например, другие и по сей день существуют в единственном числе. Ученые-ономасты США заметили, что чаще всего новоизобретенные имена связаны с топонимами, то есть с географическими названиями, и поэтому они называются оттопонимными.

Так, имя актрисы Мирны Лей теперь можно встретить у всех классов населения США, но происхождения его почти никто не знал очень долгое время… Однако совсем недавно сама владелица имени рассказала интересующимся, что в список американских прозваний имя это введено ее родителями в память о станции Мирна, где по свистку останавливался поезд, и где они познакомились.

Очень часто возникновение новых имен связано с какими-то военными действиями или переменой политической обстановки в стране. Недавно скончавшаяся гражданка страны Колумба по имени Манила Дью Устед (два имени и фамилия) родилась 5 мая 1898 года в Калифорнии и получила свое имя после того, как ее отец, адмирал Дью Устед, захватил залив Манила, в память чего он назвал дочь Манила. Дью — первое имя адмирала, но дано дочери в качестве второго. Успехом это имя не пользовалось и скоро почти вышло из состава личных имен США. Американец Кенессо Маунтин Лендис был назван так в 1866 году отцом, военным хирургом, так как после окончания гражданской войны будучи сам тяжело раненным, он сделал неисчислимое число операций другим пострадавшим, а было это у подножия Кенессо Маунтин, что в переводе значит — гора Кенессо. Последнее слово — Кенессо — индийского происхождения.

На сегодняшний день (самое начало XXI века) оттопонимных имен в США стало как будто меньше, но они все-таки встречаются. Так, недавно в одной семье из штата Оклахома двух дочерей-близнецов назвали Окла и Хома, что вместе составляет название штата, а в другой семье, в честь названия штата Миннесота, девочки получили имена Минна и Сота. Последнее известное мне оттопонимное имя в Америке было дано новорожденному сыну английского футболиста (мальчик родился в США) Дэвида Бэкхэма, когда ребенка назвали Бруклин в память места, где младенец появился на свет. Бруклин — часть нью-йоркского района Манхэттен.

В России, в 644-й школе, где я когда-то училась, в одном из младших классов была девочка по имени Биробиджана, сокращенно Бира, чтобы запечатлеть в имени еврейскую автономную область Биробиджан, которую при Сталине отвели евреям «для успешного строительства социализма».

Но «курьезы» в именах и фамилиях могут вызвать не только улыбку и смех. Редко, но встречаются в разных странах мира выдуманные оттопонимные трагические имена, могущие привести к содроганию. Так, совсем недавно, мне пришлось встретить двух мальчиков по именам Бабий Яр и Холокост. Бабий Яр живет в США в еврейской семье, Холокост — в Израиле. Я думаю, читатель и сам догадается, что оба Имени были даны детям для того, чтобы окружающие, да и сами имяносители не забывали о самых страшных злодеяниях, совершенных так называемыми «людьми» прошедшего XX века, — когда гитлеровские войска поголовно уничтожали людей еврейской национальности в месте Бабий Яр под Киевом, а также и по всей Европе (в тех местах, где это было возможно). И эта страшная акция получила в истории название Холокост (всеобщее полнейшее сжигание, слово греческого происхождения). Мне кажется, что два последних антропонима — самые ужасные примеры в ономастике, обрекающие тех, кто не по своей воле носит эти имена, на постоянное мучительное клеймо кошмара, способное довести людей до потери разума. Надеюсь, что оба человека, носящие эти жуткие прозвания, изменят их в соответствующем возрасте.

Но не только оттопонимные имена радуют сердце родителей в Соединенных Штатах. Если следовать хронологии, то одно из первых имен XX века, долго развлекавшее американцев, было Депрессия, данное новорожденной девочке в семье Дейвис во время экономического кризиса 30-х годов. Уже в наше время XX века в одной из семей детей пронумеровали по буквам латинского алфавита — Эй, Би и Си (А, В, С). Явно подобный случай знаю сама и в России, бывшем СССР, когда в Ленинграде до войны в одной семье девочки были названы по трем буквам греческого алфавита и звали их Альфа (моя подруга), Бета и Гамма. Ноу Мор — так назвал сына гражданин Америки. Ноу мор по-английски значит «хватит». Параллельный случай имеем в бывшем СССР, когда родители, не желая, чтобы у них были еще дети, назвали ребенка Точка, то есть «довольно, хватит».

В лично мне знакомой семье родители «окрестили» всех своих трех детей именами — Гуд (хороший), Беттер (лучше), и Де Бест (самый хороший). В другой семье трем ребятам дали имена Манди, Тьюзди и Сэтэди — понедельник, вторник и суббота, по названию дней недели. Если мы вспомним Дэниэля Дефо и его книгу «Робинзон Крузо», то на память немедленно придет друг моряка, дикарь, который был назван Робинзоном Фрайди (Пятница), так что этот способ наименования человека в англоговорящих странах не нов.

Когда-то в старину в моде было называть детей именами профессий — Бейкер (пекарь), Кукер (стряпуха), Брустер (пивовар), но в настоящее время это сошло на нет.

В наименовании ребенка часто проявляется библейская традиция, когда новорожденному дают имя по первому звуку, услышанному матерью после появления дитяти на свет. Этой традиции обязаны такие имена, как Иаху (нечто вроде слова «эхо») или Бэнг (стук), а также другие подобные имена.

В городе Тулса некто Юджин Джером Дупуа назвал в 80-х годах всех шестерых детей своим именем, и все они зовутся Юджин Джером Дюпуа — ведь в английском языке различия пола в существительных нет, оно имеется только в местоимениях. Чтобы различить своих потомков, на помощь Юджину Дюпуа приходят номера.

Хонда и Тойота — две девочки, а их два брата именуются Ягуар и Датсон по названиям легковых автомобилей, особенно любимых родителями. А гражданин штата Калифорния зовет своих детей их официальными именами 0′Кей и Олл Райт.

Бывают и совсем уникальные случаи: так в Калифорнии в 80-х годах некто Майкл Герберт Денглер обратился в соответствующие организации с просьбой отныне называться номером 1069. Почему именно эти цифры пришли ему на ум — неизвестно, но окружной судья отказал ему на том основании, что отказ от человеческого имени есть полная дегуманизация человеческого существа. В те же годы один из жителей штата Юта, человек мужского пола, потребовал, чтобы его имя было официально заменено на прозвание Уфи Гуфи. А в тот момент, когда я пишу данный очерк, пришло известие о том, что израильский программист Томер Крисси поменял свое имя на Дотком, один из терминов Интернета. Израильские власти с неохотой выдали ему документы, удостоверяющие его новое имя, а сам он заявил, что, по его мнению, интеллектуалы нашей планеты подхватят идею перемены имени на интернетовский термин, так как подобный антропоним — не эпатаж, а термин чуда XXI века, компьютера, в корне изменившего их жизнь. Не успели власти Израиля оформить в законном порядке имя Дотком, как пришло известие о том, что в Англии некто Эрик Фотербери выиграл дело в суде, которое занимало граждан страны семь лет, и зарегистрировал свою дочь под «именем»… 21 А, в чем семь лет подряд суд ему отказывал.

Читателя, вероятно, заинтересует, есть ли подобные курьезные, забавные, смешные имена в России? Ну, конечно же, есть. У всех, без исключения, национальных меньшинств, живущих в нашей стране. Оговорюсь, что у тех, для кого русский язык — не родной, курьезов в названиях своих детей даже больше, так как смысловая нагрузка какого-то слова родителям может быть не совсем ясна, они слышат только звук, и слова его родного языка путаются с русскими. Советский Союз — прежнее название России после революции, когда жизнь народа в корне изменилась, — подвигнул жителей всех ее национальностей не только на изобретение новых имен, но и на желание «переплюнуть» соседа и выдумать такие антропонимы, чтобы «чертям стало тошно». Возможно, необыкновенное имя ребенка возвышает родителей в своих собственных глазах, и они, а также их дети как бы приобретают опять-таки в своих собственных глазах какой-то капитал, ценность благодаря тому, что он или она носят необыкновенное имя. Попробую избежать упоминания о новоизобретенных в то время так называемых «революционных», угождающих вкусу вождей именах, о них уже говорилось в главе «Карнавальное шествие имен», но вот имена-уродцы или динозавры, как называю их я, довести до сведения интересующихся неплохо, чтобы позабавить читателя и показать, как люди, у которых родной язык — русский, могут так над «великим и могучим» издеваться и выставлять свои изобретения для насмешки, не чувствуя этого. За уже закрепленными на страницах этой книги именами-антропонимами встают в ряд такие перлы, как Даздраперма (да здравствует Первое Мая), Пятьвчет (пятилетка в четыре года) и Долонеграма (долой неграмотность). Все вышеперечисленные я выделяю особо, так как они напоминают мне антропоним — «сверхдинозавр» Язоундокта, отмеченный в русских святцах. Это имя редко, но давалось до революции женщинам-монашкам при пострижении.

Особенно потешны курьезные имена вместе с фамилиями и отчествами или без них, которые до смешного не соответствуют друг другу. В нижеследующих примерах я иногда привожу и национальность имяносителя, но только для того, чтобы сделать некую скидку для тех, у которых русский язык — не родной. Итак: Травиата Компартовна Умойрыло-Пиздер (по мужу). Отчество Компартовна — от послереволюционного, «идеологического» имени Компарт (коммунистическая партия). Ни имени, ни фамилии ни она, ни ее муж никогда принципиально не меняли. Так же принципиально не хотели менять, как один из моих эмигрантских молодых людей по имени и фамилии Альфред Нетудыхата. Паскуда Ивлеха, гилячка — учительница начальной школы, затерявшейся где-то глубоко в Южной Сибири. Сокращенно — Пася. Перед малограмотными родителями, лишь начинающими овладевать русским языком, был выбор — назвать дочь Прасковьей или откуда-то залетевшим из русского языка словом паскуда. Назвали последним — слово показалось много красивее.

Хочу познакомить читателя и с сестрами, тройней, по прозваниям Венера, Ида и Муза Поликарповны Ссюхины. Подобными именами назвал девочек врач-норвежец, принимавший роды. Родилась тройня на севере СССР, в селе Ссюхино. Село это было после XX съезда в 1956 году переименовано в «Имени 20-го Партсъезда». Все три сестры не имели никакого образования, кроме четырех классов, и были разнорабочими.

Махно Непейпиво, украинец, уроженец Западной Украины. Впоследствии переименовал себя и стал зваться Махиня. Феликс-Грант-Рафаэль Хазматулин, татарин. Изменил на одно — Альберт. Выдвиженец Савельев (сокращенно Выдя) — русский. Революция Танкаева — татарка. Профессор физики в Москве. Называет себя Люция. Яатея Гейнрих — чистокровная немка, дочь репрессированного работника Коминтерна. Имя — аббревиатура «я атеист». Яатея — доктор наук. Именем гордится. Марксана, Энгельсина и Огюст Федотовы. Отец — чекист. Трактор Басаргин, живет в Москве. Венера Поломарь — жительница провинции. Арлен Колотушкин — имя и фамилия одного из героев повести автора этой статьи, где Арлен имеет значение «армия Ленина» (тут же упомяну, что имя Арлен есть и в старинном кельтско-английском языке, и значит оно — «клятва», так что это чистое совпадение). Геродот Чернущенко (бывший посол Белорусской ССР в СССР), Уар Младогусь-Непорочный, Велизарий Анемподистович Срам, Людвиг Серапионович Могилко, Реджинальд Сосипатрович Завироха, Леандр Псоевич Тверезых, Эсмеральда Исааковна Крутихвост (доярка в Чувашии), Вильям Кузьмич Забейворота, Сысоль Лукич Силиз, Наполеон Соломонович Еврейко, Бонапарт Наполеонович Французенко, Революция Ермиловна… Красножопова (извините, читатель!). Впоследствии в этой фамилии буква «ж» была заменена на «н», так что звучит она теперь, как Красножонова. Гарибальди Соломонович Бес…уйский (еще раз прошу прощения!). Звук и букву, следующую за «с», приводить рука не поднимается. Ну и еще два, далеко не последние, а именно — Наполеон Бонапартович Джопуи (Грузия) и Рюрик Израилевич Крестовоздвижнер. Последнее вместе с Тяпу-Тяпу-Табунец-Жбан-Жлоба-Бублик-Погорельский — несомненные шедевры. Забавны и другие сочетания, такие как Донара (дочь народа), Заклимена (вставай, проклятьем заклейменный), Праздносвета (праздник Советской власти), Лавансария, Индустриан, Осовиахим. Клуб, Главспирт, Генсек (Генеральный секретарь КПСС). Имя Генсек хотели дать новорожденному в Казахстане при Брежневе. В загсовской регистрации отказали. По-моему, за отказ нужно было подать в суд, так как в советском законодательстве в правовых актах ничего не говорилось о том, каким должно или не должно быть личное имя человека. Близнецы мальчики Сталиндар и Скандербек (Сталька и Сканька).

Мы уже знаем, что в России, так же как и в США, бытуют имена оттопонимные, то есть географические названия в качестве имен собственных. Восток, Арарат, Запад, Эльбрус, Иртыш, Енисей — всех не перечесть. Большей частью, как видим, имена мужские, но вот председатель одного из колхозов в Средней России дал своей дочери имя Пьяна, по названию протекавшей у деревни реки, а одно из самых истинно смешных прозваний встретилось мне в 70-х годах в Москве среди студентов — кубинцев, учившихся какое-то время в Союзе. Для своего неродившегося ребенка, не зная еще его пола, они выбрали имя Красная Площадь — для девочки, а для мальчика — ВДНХ(Вэдээнха) — то есть Выставка достижений народного хозяйства. Родилась Красная Площадь и отбыла с этим именем на Кубу с родителями. Все эти так называемые имена достаточно курьезны, но некоторую скидку можно сделать на то, что для родителей Красной Площади — русский язык не родной.

Перечислю и еще для потехи читателя несколько забавных сочетаний фамилий имен, отчеств и фамилий: Женевьева Овчинникова, Вилен Меленьтьевич Радибога, Евгений Пасикратович, Рев и Люция (дети одной семьи, вместе — революция), Геннадий Философович, Вильям Наполеонович Козлов (я его знала лично), Алексей Эльбрусович Христаради, Стенли Иванович, Восток Николаевич, Гарибальди Соломонович, Арарат Яковлевич и прочие им подобные. В моей книге «Мелкий жемчуг» встречается женское имя… Совецка Власть (именно так в правописании). Сокращенно Совлаша. Так назвал дочь в тридцатых годах отец, крестьянин, чтоб угодить советской власти. Имя дочери не помогло. Крестьянин был раскулачен и сослан на север Сибири, куда-то в Игарку…

Долго искала я сведений о том, существовали ли подобные потешные имена в дореволюционной России. Логика говорила, что у православного населения выдуманных комических имен быть не могло, ибо священник при крещении ребенка и называя его, руководствовался святцами. Но вот среди еврейского населения, а оно к концу XIX — началу XX века в местах, близких к европейский России, становилось билингвильным, то есть двуязычным, и говорило на русском так же, как и на своем родном языке идиш, — такие случаи бывали. Так, в Мелитополе, небольшом городе западноевропейской России, местный аптекарь Натан Семенович назвал своих трех дочерей Агония, Рецептура и Фармакопея (Гоня, Реца и Копа). Женихи обегали девиц с подобными именами, мать их, жена аптекаря, ругала мужа последними словами за подобное «имятворчество» и хотела даже обращаться к высокозначительным особам (в данном случае в то время это был урядник) для «внушения» супругу, но «проклятая царская власть» в этом случае оказалась бессильна, а хорошенькие девушки так замуж и не вышли. Во время Первой мировой войны один из старых эмигрантов встретил в госпитале молодого еврея, которого звали… Баптист. Так назвал его отец, пленившийся названием секты, распространявшей в начале века новое религиозное учение среди населения России. Насколько мне известно, в еврейской среде младенцам можно давать любое имя, а не только на языке идиш или древнееврейском.

А вот примеры на необыкновенные, смешные имена В других странах.

В Польше имя Король стало повально модным после избрания Папой Римским поляка Кароля Войтылы (ныне Папа Римский Иоанн Павел Второй). Имя это традиционное, но оно сразу стало еще популярнее для младенцев мужского пола Но вот началось политическое движение «Солидарность», и нескольких семьях родители пожелали назвать новорожденного мальчика именем Солидариус. Властям это не понравилось, и незамедлительно был издан официальный список имен, где вышеуказанного антропонима не было. Пришлось родителям вести настоящий бой с властями, требуя права давать своему ребенку то имя, которое им нравится. Однако правительство настаивало на том, чтобы детей называли традиционными польскими именами, чтобы не наносить им травмы, и приводило в качестве примера следующий случай. В Польше лет тридцать тому назад был (теперь покойный) известный писатель Ялу Курек. Он был сыном педеля, университетского служителя в Кракове. Отец был большим патриотом своей страны, а сын его, будущий писатель, родился как раз в день поражения русских на реке Ялу во время русско-японской войны в 1904 году. Педель назвал своего сына Ялу, но сын, особенно в юности, страдал от того, что все всегда удивлялись его имени и высмеивали мальчика с неслыханным прозванием.

Иногда погоня за оригинальностью становится столь невыносимой, что власти берут на себя официальный бюрократический контроль над именами новорожденных. Так, в эквадорской провинции Марона (Южная Америка) строго запретили называть младенцев иноязычными и экзотическими именами вроде Симфония, Мегаполис, а когда погоня за своеобразием в названии детей привела к появлению мальчиков по имени Париж и Ливерпуль и девочек, которых звали Кока-Кола и Миссисипи, терпению отцов магистрата пришел конец, особенно после того, как один из счастливых папаш заявил, что желает назвать своего сына Постскриптум. В Перу, стране той же Южной Америки, имятворчество также на высоком уровне, там недавно появилось женское имя Н2О то есть «вода». В одной из провинций Алжира отныне строго запрещено давать детям экстравагантные имена, оскорбляющие человеческое достоинство. Несмотря на запрет, мода на курьезы растет и ширится. Встречаются в этой стране все больше и больше такие «имена собственные», как Сковородка, Горшок, Тарелка и другие. Особенно изобретательными в выдумывании имен оказались… турки, в государстве которых историки видят гигантское средоточие исторического прошлого многих народов, населявших Турцию и соседние с нею государства. Антропонимы Учак (самолет), Узай (космос) не редки среди них, а также (на турецком языке, конечно) такие названия машин, новоизобретений нашего века, как Компьютер, Гороскоп, Холодильник, Автомобиль, Бульдозер, и почти всех других механизмов XX века.

Именами интересовались и многие русские писатели. Известно, что очень часто публика, не искушенная в именологии, делит антропонимы на «красивые» и красотой не обладающие. Мне думается, что в России началось это «деление» примерно в XVIII веке, когда густым потоком потекла в нашу страну иностранная литература. Иноязычным именем русских детей называть было нельзя, и тогда их матери, отечественные матроны, начали прибегать к исконно национальным, но как-то до той поры не очень принятым именам, вроде антропонимов Владимир, Евгений, Валериан, Людмила, Нина. Однако тогда, в конце XVIII — начале XIX века, «красивых» имен было не так много, поэтому даже у Пушкина антропонимы, считающиеся в то время звучными, повторяются и перекочевывают из одного произведения в другое. Возьмем имя Владимир. Пушкин назвал этим именем своего героя в рассказе «Метель», в поэме «Евгений Онегин» и в повести «Дубровский». Имя Евгений в эпоху Пушкина также набирало моду, его можно найти у поэта не только в поэме «Евгений Онегин» но и в «Медном всаднике». В русском именнике имя Евгений есть, но до Пушкина оно употреблялось очень редко, более всего в именах лиц, близких к церкви, так что оно вошло в российский обиход после распространения этого имени в Европе. Именем Эжен (тот же Евгений во французском произношении) россияне пленились настолько, что в конце первой трети XVIII века этот антропоним стал именем массовым, и русские мужчины и женщины с сокращенным Женя (корень в имени Эжен, а не Евгений) начали заполнять русское, большей частью привилегированное общество. И еще небольшое «замечание» великому поэту: в одном своем задуманном, но не завершенном произведении Пушкин хотел вывести сына стрельца по имени Валериан, что осмелюсь заявить, совсем не бытовало в описываемое время не только у стрельцов, но и у более знатных классов населения. Это имя вообще очень медленно входило в русский ономастикон, хотя и считалось «красивым»! Тяга к «пригожим» именам была не только у Пушкина. Например, Карамзин в повести «Бедная Лиза» назвал своего героя, соблазнителя Лизы, именем Эраст, и имя это на короткий срок стало в России модным. У Лермонтова в «Маскараде» Евгений и Нина — главные герои. Те же «красивые имена» находим в произведениях других писателей того времени.

Не обошла мода на «красивые» имена и Америку. Так, после войны мамаши часто давали мальчикам имена Мелвин, Мелвил, Милфорд и другие, подобные им, действительно очень приятно звучащие.

Многие русские писатели уделяли антропонимам особое внимание: Некрасов, как считают некоторые именоведы, даже изобрел имя Митродор и ввел его в свою знаменитую поэму «Кому на Руси жить хорошо». Думаю, что это утверждение неправильно, ибо в Древней Греции существовал человек по имени Митродор, ученик и последователь Гиппократа. Об именах много писал мой любимый Николай Семенович Лесков. И не просто вводил какие-то имена в русскую литературу, но и анализировал их, и разбирал их появление в своих очерках «Колываньский муж» и «Геральдический туман». Массу необычных имен из святцев встречаем в повестях и рассказах Писемского, Салтыкова-Щедрина, у А. И. Эртеля и т.д. У Писемского встречаются имена наиредчайшие. Так, в повести «Плотничья артель» перед читателем две сестры — Минодора и Нимфодора. В другой повести фигурируют сестры Инна, Пинна и Римма, употреблявшиеся в глубокую старину только для лиц мужского пола. Поверить в метаморфозу перехода слова из мужского в женский род трудно, но в одном из древних российских актов я все-таки нашла неоднократно употреблявшееся там мужское имя Инна. Римма впоследствии перешло в мужское Римм, оно встречается и в наше время, а в Сибири до и после революции можно было встретить, и не очень редко, женщин по имени Пинна, что я сама могу засвидетельствовать, однако некоторые ономасты утверждают, что имя это никогда в России не употреблялось… В произведениях Писемского можно найти Рафаила, Флегонта и крепостного мальчика Аркадьюшку (вспомним о страсти некоторых помещиц давать своим крепостным особенные в «простой» среде имена). Мельников-Печерский ввел в русскую литературу целую золотую жилу обиходных и монашеских имен, у Б. Пастернака встречается старинное имя Вакх, а Мамин-Сибиряк первый, мне кажется, коснулся в русской литературе именно рассуждении о «красивых» и «некрасивых» именах, вложив в уста некоей сибирячки недовольство тем, что родившегося мальчика назвали Гавриил, тогда как, по ее мнению, ребенка надо было наречь Леванидом. Действительно, мужское имя Леонид начало входить в моду в середине — конце XIX века, а А.Н. Островскому, драматургу, можно отдать пальму первенства в том, что он первый из наших национальных писателей «угадал» имена будущей России XX века и ввел в свои пьесы персонажей с такими антропонимами, как Леонид, Виктор, Геннадий, Зоя, Виталий, Людмила, Лариса и другими именами, очень редкими в середине XIX века. Дважды было в России модным имя Лариса: первый раз в конце XIX века после спектакля по пьесе Островского «Бесприданница», где роль Ларисы исполняла Комиссаржевская, и второй раз, после вышедшего на экраны в 1936 году кинофильма по этой же пьесе и Ларисы — Нины Алисовой. Имя это давалось 15 девочкам из 100.

Именами интересовался Бунин и писал в одном из очерков, что его хотели назвать Филипп, но взбунтовалась… няня, заявив, что Филипп — не барское имя. Бунин же, рассуждая о любимых и нелюбимых звуках, писал о красивом имени Агния и некрасивом Аглая. В первом выпуске книги «Сладостный дар» я писала о том, что после Второй мировой войны, при наплыве в Европу беженцев из России, писатель удивлялся огромному количеству лиц по именам Тамара и Игорь, абсолютно не популярных во времена его молодости. Большое внимание уделял разным антропонимам, в том числе и курьезным, А. П. Чехов. Он не только коллекционировал фамилии (в основном), но и придумывал их.

Марина Цветаева высказывала пристрастие к одним именам и отвергала другие. Она настаивала на том, что мужские имена с окончанием на «й» как бы лишают имяносителей мужественности, однако назвала своего сына Георгий по желанию мужа, а не Борис, в честь знаменитого поэта Пастернака, как хотела сама. Над именем дочери — Ариадна — Цветаева долго думала вместе с сестрой Анастасией, перебрав множество… Сама же замечательная поэтесса носила имя Марина в память Марины Мнишек, а сестра ее — Анастасия — звалась как и тургеневская Ася…

В современной русской литературе редко употребляемые имена встречаются у писателей, описывающих жизнь русского Севера: Белова, Личутина, Распутина и других.

В заключение хочется немного поговорить об именах династических. Не только в России, но и в других европейских странах, имена собственные членов правящей династии немедленно становились предметом почитания и поклонения, поэтому в России ХIХ-ХХ веков было преизобилие Николаев, Александров, Михаилов, Константинов, Владимиров и некоторых прочих, вместе с женскими именами цариц и их родных, такими как Екатерина, Мария, Александра, Елизавета, Анна, София, Ксения, Елена. Имя Ксения первым ввел в царскую семью Борис Годунов.

Имени новорожденного из королевских и царских семей всегда отдавалось должное внимание и утверждалось оно главой династии. Так, в России Николай II Александрович, не утвердил имени Андрей, которым хотел назвать своего младшего сына Великий князь Константин Константинович Романов (поэт К.Р.), потому что такое имя уже было среди членов царской семьи. Мальчика назвали Гавриил (будущий Великий князь Гавриил Константинович Романов, эмигрант, которого спасло от расстрела во время революции ходатайство Горького). Николай II и царица Александра Федоровна долго размышляли об именах своим детям и наследника престола сначала желали наречь Павлом, но потом передумали и назвали Алексеем, ввиду нежелательности повторяемости имен Николай и Александр в России на протяжении всего XIX века.

Что касается династических имен, то несоответствие антропонима и того, кто его носит, по положению в государстве, произошло совсем недавно в британской королевской семье, при рождении дочери у принца Эндрью, второго сына королевы Елизаветы II. Родители хотели назвать девочку Беата, но королева заявила, что имя это не входит в состав королевских антропонимов и девочку назвали Абигайль. И только один раз, в 1886 году Кристина, королева Испании, вопреки советам Двора, нарекла сына Альфонсом, но имя это оказалось несчастливым, как и предсказывали придворные. Король Альфонс XIII правил недолго и отрекся от престола.

Отметим, как редчайший факт, что наш Петр I Великий был не только новатором общественного строя и быта старой России, но и в некоторой степени нарушителем старых антропонимических канонов. В наречении своих детей он тоже пытался был «первопроходцем», как и во всем прочем, и одну из дочерей назвал Маргарита (девочка скончалась в младенчестве), именем, которое в те времена встречалось в России только в среде монахинь и показалось нашему «работнику на троне» очень красивым, тем более, что он часто встречал женщин по имени Маргарита среди женщин Запада в его национальном произношении. Поскольку Петр Первый неоднократно посещал Запад, имя это, как модное там, он и привез в Россию. Надо сказать, что это женское имя до сих пор очень любимо в тех странах, где существует наследственная королевская власть, как-то: в Англии, Голландии, Бельгии. Петр же первым ввел в именник царствующей династии имена Павел и Александр, назвав так своих сыновей, скончавшихся маленькими детьми. Имя Александр в России нередко встречалось в древности (Александр Невский), но потом как-то заглохло и в роду Романовых не встречалось. Петр как бы возродил его. Екатерина Вторая, дав своему сыну имя Павел, а первому внуку имя Александр, только закрепила то, что сделал Петр Первый, и впоследствии и до сего дня, имя Александр достигло самой большой популярности в России. Встречала я и неоднократное утверждение о том, что имя Татьяна было когда-то только привилегией имен простонародных и среди высшего класса не встречалось, а первым его в среду дворянства ввел Пушкин. Однако же это не совсем так, потому что Татьяны были даже в семьях царствующих особ, например, среди первых Романовых, царей Михаила и Алексея.

Не все так просто вообще с королевскими именами. Так, в 70-х годах XX века, в той же Великобритании произошла небольшая вспышка разногласий между правительственными чиновниками и рядовыми гражданами. Недовольство началось с того, что родители из среднего класса населения назвали свою дочку — Принцесс Дульцима Розетта. Принсесс значит «принцесса», но магистрат не захотел записать это имя из-за «нежелательных ассоциаций», и дело дошло до королевы. Сначала Елизавета II согласилась на имя, придуманное отцом и матерью новорожденной, но потом прислушалась к голосу советников и родителям посоветовали убрать из трехименного набора слово «принсесс». Однако тогда разгневалась вся Англия — по какому это праву государство вмешивается в личную жизнь своих подданных?

А вот в Америке в личную жизнь граждан этой самой свободной страны мира никто никогда не вмешивается, и лица женского пола с именами Куинн Виктория (Королева Виктория), Куинн Елизавета (Королева Елизавета), а также мужские — Принс Чарльз (принц Чарльз), Принс Эндрью и прочие встречаются не так уж редко. Существует не только женское имя Куинн, упомянутое в американском именнике, но числится и уменьшительное от него — Куинни, то есть «королевочка» или «королевка» — как кому угодно.

Почему в разных странах население тяготеет к новым, иногда странным и курьезным именам? Ответов-предположений может быть несколько. Обоснованным можно считать предположение о том, что население всех стран земного шара просто устало от своих традиционных антропонимов. С моей же точки зрения, заниматься изобретением антропонимов совсем неплохо более того, чрезвычайно интересно, но только надо знать меру. Занятие изобретения новых имен отражает независимость мышления современного человека и изменения его сознания в понимании мира, равно как и желание войти в духовный мир других наций, приспособиться к нему и стать его частью. Времена великих катаклизмов вообще характеризуются новыми именами — во Франции во времена Французской революции каких только имен можно было не встретить, а в наше время у граждан многих стран произошел как бы перелом в ономастическом сознании, они просто устали от Жаков и Пьеров во Франции, а в Германии — от Фрицев, Гансов, Клаусов и Гертруд, так что даже в Китае и Японии в последнее время вышли книги, рекомендующие необычные прежде и совсем не принятые имена, которые идут на смену старым.

В России большей частью все еще господствует теория о наших, русских, хороших, кондовых антропонимах». Это наследие сталинских времен, выражение неприязни к именам выдуманным и иностранным. Но все вышеупомянутое стало постепенно проходить с тех пор, как русские женщины начали выходить замуж за иностранцев, уезжать за границу и называть своих детей американскими, французскими, немецкими и даже именами народов Азии и Африки. Следует учесть и политическую обстановку: во времена краха сталинской империи и начала нового государственного устройства и главного его достижения гласности, люди власти все меньше и меньше пытаются регулировать глубоко личные, семейные отношения и в имятворчество не вмешиваются, что дает полную свободу изобретению новых затейливых антропонимов, названий и слов русского языка. Однако надо знать меру, повторяю я еще раз, и остерегаться такого «материала», как слова, подобные новейшим аппелятивам Гласность и Перестройка, Ваучер и Приватизация, а также массы новых терминов и слов, модных теперь в России, настолько курьезных, что приводить все те, которые уже на слуху у ономастов, я пока не рискую. Надо, чтоб они «устоялись» и, насколько возможно, стали применяться не только в одноразовом использовании. Но, приняв во внимание, что мода в социальном смысле может «обскакать» все старания именологов и вскоре пойдет «шагать» по всей стране, некоторые из этих «имен собственных» я хочу все-таки представить на суд читателей, чтобы наши дети и внуки не удивлялись им в будущем, спокойно приняли их и считали частью языка перестроечного времени российского ономастикона, отражающего насущные проблемы сегодняшней России. Вот эти имена: Аргол (армия голодает), Бегин (Березовский — Гений интриг) и Бермуд (Березовский мудр), Зюлик (Зюганов — лидер коммунистов), Пепе (переживший перестройку), Рассос (распад Советского Союза). Есть и еще незнамо какие прозвища-имена, в которые я лично поверю только тогда, когда увижу их в метрике или паспорте человека. Среди них — зафиксированное в России имя, граничащее с гротеском, и имя это — Кукуцаполь, что значит «кукуруза — царица полей». Сокращенно Кука. Кукуцаполь Степанович Криворучко — уроженец Краснодарского края, отец его — тракторист одного из совхозов, ярый поклонник новых идей Н.С. Хрущева. Так что имя Яздундокта из православных святцев, которые я приводила ранее, называя его «динозавром», кажется вполне легко произносимым и даже полунормальным по сравнению с Кукуцаполем, и говорить, что после Сталина имятворчество пошло на убыль — не соответствует действительности.

В России и в других странах и в наши дни многие граждане особенно привержены к англо-американским антропонимам. Поэтому я хочу дать не в виде рекомендаций, а просто для ознакомления небольшой список мужских и женских имен, особенно любимых американцами за последние 30 лет.

Мужские: Майкл, Тейлор, Кристофер, Кристиан, Джейсон, Брайан, Брендон, Дэниэл, Стивен, Эрик, Роберт, Роджер, Джон, Дейвид, Джонатан, Джошуа (Иешиа), Эйрон (Аарон), Мэттью (Матвей), Нейтан (Натан), Джастин (Устин), Энтони (Антон), Эдвард, Дональд, Рональд, Дэннис, Райан, Николас, Заккари (Захария, Захар), Кайл, Джейкоб (Яаков), Адам…

Женские: Александра, Александрия, Аманда, Британни, Дженнифер, Джессика, Дэниэл, Сара (Сэра), Эшли, Кристина, Катерин, Келли, Линн, Мейган, Мишел, Никол, Дениз, Рейчел (Рахиль), Ребекка (Ревекка), Саманта, Стефани, Элизабет (Елизавета), Хетер… По самым последним сведениям, начинает бурно входить в моду и широко распространяться имя Эмили, еще недавно считавшееся старомодным.

Рубрики: Прикольно, Фамилии разных народов | Комментариев нет »

« Раньше Позже »