Самые популярные

Магазин Фамильных доменов


«на Руси есть такие фамилии, что только плюнешь и перекрестишься, когда услышишь»?

Не сам ли Гоголь, весело сверкнув глазами, сказал, что «на Руси есть такие фамилии, что только плюнешь и перекрестишься, когда услышишь»? Многочисленные «запорожские» Вырвыхвосты вместе с уличными Нетудыхатами и кривозубыми бабами Хиврями принадлежат к перлам отечественной антропонимии, которая насыщена столь колоритными именами собственными, что нам иногда даже бывает трудно поверить в существование семьи Рябозадов или Дурноляпов. По определению, фамилия лишена какой бы то ни было эмоциональности и должна восприниматься нейтрально, но когда мы слышим о господине Телипайле или госпоже Обижисвит, то, несмотря на прихоти делового этикета, тихонько улыбаемся в ус. Веселые дары сечевого казачества, как и искристый юмор уличного прозвища, все еще среди нас.

Попробуйте-ка представить: перед вами ровными шеренгами проходит безштаньковский казачий отряд, в состав которого входят: Тягнырядно, Задерыхвист, Пидипрыгора, Закрывыдорога, Вырвыхвист, Нездиймынога, Жуйборода, Пидкуймуха, Лупыбатько, Неварыкаша, Нейижпапа, Загубысундук, Нейижкаша, Нейижборщ и Несвятыпаска. Эти замечательные ассоциативные фамилии имеют яркую эмоциональную окраску, не так ли? Они настраивают на определенный лад и, невольно привлекают внимание слушателя, пробуждая в его воображении целый букет образов. Авторство же этих шутливых фамилий принадлежало самим казакам. По правилам Сечи, вновь прибывшие должны были оставить свои фамилии за внешними стенами и войти в казацкий мир с тем именем, которое бы удачнее всего их характеризовало. Принимая во внимание такую предметность казацкой жизни, не следует удивляться тому, что сегодня одни из самых цветистых имен собственных принадлежат потомкам настоящих казаков. Но фамилий с глубокими корнями и юмористическим оттенком осталось немного. Возможно, небольшой рейд с этнографическим уклоном по украинским селам и хуторам мог бы помочь отечественной антропонимике, но сегодня собирать имена собственные будут разве что большие романтики или идейные путешественники. Города же в этом вопросе и вовсе остаются в стороне, ведь для большинства горожан благозвучная фамилия столь же важна, сколь и престижна. И украинское законодательство здесь помогает: наши граждане имеют право изменить и имя, и отчество, и фамилию. Если вам не нравится даже одна-единственная буква собственного имени, то вы, обратившись в соответствующую службу, можете без больших препятствий изменить ее на любую другую. Просто и неприхотливо.

Конечно, с одной стороны это необходимо, но, с другой — такой свободой мы сознательно укорачиваем себе ту именную веревочку, которая вьется на протяжении столетий из праглубин нашей нации. Думаю, никто не возразит, что нужно иметь немалую отвагу, чтобы носить фамилию Пропыйсвит, Гнылосыр, Жидок, Вухоляп, Гныда, Гыдота, Здохленко, Крывоглаз, Крыворот, Шлюшкин, Пидстреленый, Голозад, Облапенко, Дармойид, Сипало, Червяк или Жаба-Слесарь. Большой поклон тем немногим людям, которые оставили в своих именах эту крупинку всеукраинской истории, но подавляющее большинство наших граждан убегают от такого «наследства» как от черта рогатого и меняют, уничтожают имена. Как здесь не вспомнить Гоголя: «Выражается сильно русский народ. И если наградит кого словцом, то пойдет оно ему в род и потомство, утащит он его с собой и на службу, и в отставку, и в Петербург, и на край света. И как уж потом ни хитри и ни облагораживай свое прозвище, хоть заставь пишущих людишек выводить его за наемную плату от древнекняжеского рода, ничто не поможет: каркнет само за себя прозвище во все свое воронье горло и скажет ясно, откуда вылетела птица».

Но как все-таки зарождались украинские фамилии и кому принадлежат первые из них? Исследователи считают, что наша ономастика, а точнее ее подраздел — антропонимия, развивалась по восходящей — сначала шли князья и привилегированное панство, то есть самые богатые и вельможные роды, потом имена собственные перешли на городское население; за горожанами первые родовые фамилии закрепились еще где-то в конце XVI века. Массовости этому делу прибавил Петр Могила, поручив всем приходским священникам в первой половине XVII века вести метрики. Крестьяне в антропонимической иерархии заняли предпоследнюю ступень; их фамилии «начались» в конце XVIIІ века. Последним слоем украинского общества, получившим право на собственные фамилии, были, конечно же, крепостные крестьяне. Вторая половина XIX века почти уравняла их с господами. Но зажиточные люди не могли позволить голытьбе приблизиться к себе, поэтому в 1888 году был издан указ, по которому дворянский род получил право на двойную фамилию. Спустя некоторое время, правда, попробовали ввести и трехчленные конструкции — Оболенский-Неледонский-Мелецкий, но они не прижились и остались только в анналах истории.

Если рассматривать батрацкие фамилии, то источников их возникновения три: господский, родительский и уличный. Последний, на мой взгляд, не требует пояснений, ведь фамилии из уличных прозвищ, как и запорожские имена собственные, сияют в отечественной антропонимике подобно изумрудам и являются самыми оригинальными по форме и содержанию.

Господское происхождение имен объясняется просто: бывшим крепостным крестьянам присваивали фамилию их господина. Возможно, именно поэтому у нас так много «потомков» больших землевладельцев и богатых предпринимателей. По отношению к некоторым фамилиям из такого «наследства» исследователи даже не скрывают своей улыбки и говорят, что этот потомок славного рода на самом деле был где-то около коней в господском дворе и что он сам, дескать, столь же шляхетского рода, насколько шляхтичем был его пращур — голопузый подпасок Омелько.

Отцовские имена собственные — одни из самых многочисленных среди бывших крепостных крестьян, и это неудивительно, ведь в то время такой способ называть был едва ли не самым удобным: несколько вопросов, несколько росчерков пером и в основу фамилии вплеталось отцовское имя. И тогда множились многочисленные Василенки с Иваненками, как числа в геометрической прогрессии.

Гамкало, Догадайло, Дрыгайло, Забигайло, Завертайло, Загынайло, Котырло, Лупало, Нападайло, Недбайло, Пойихало, Покотыло, Прокапало, Почекайло, Пошивайло, Сипало, Телипайло, Хрумало, Цямкало — богат украинский язык, широка украинская душа… В образовании подавляющего большинства украинских фамилий участвуют более пятидесяти суффиксов, причем некоторые из них создали почти самобытные имена собственные. Но есть у нас и короткие фамилии, состоящие лишь из двух букв, например, Че, Ус, Эх, Ем. Жаль, что правила не позволяют переводить имена собственные, хотя зарубежные аналоги антропонимов чрезвычайно интересны. Так, наш Коваль на русском будет Кузнецов, на английском — Смит, на немецком — Шмидт, на французском — Лефевр, на итальянском — Ферере, а на грузинском будет звучать как Мчедели.

Среди украинских «профессиональных» антропонимов рядом с Ковалями есть и Скрынныки с Веретенныками, и ювелиры — Золотари, и Миняйлы (странствующие торговцы), и Грабари, и Прасоли (торговцы рыбой и солью), и пономари с узкой специализацией — Заплюйсвички. А еще есть среди нас Майборода, Чудо, Безталанный, Валяйбаба, Давыборщ, Добрознай, Экало, Занудько, Кый, Убыйвовк, Бананов, Дерыведмидь, Засядьвовк, Нетреба, Чудеса, Побыйвовк, Прощай, Шмаровоз, Якось, Пеночка, Невтрынис, Остробородько, Панибудьласка, Смакота, Попандопало, Серпокрыл, Пробачай, Швайка, Чума, Непочатых и даже Божа-Воля. Кстати, последняя фамилия, несмотря на свое целостное ядро, относится к так называемым искусственным антропонимам, которые исследователи не очень любят. Искусственными языковеды называют фамилии, возникающие, например, в связи с браком или дословным переводом, как вот в случае со шведским послом конца XV века Кристером Львове, чье имя собственное писарь перевел как Константин Лютый Зверь.

…Украинскую антропонимику нельзя сравнить ни с одной отраслью знаний, как и нельзя втиснуть в узкую исследовательскую рамку сухих терминов и замысловатых групп понятий. Ее самобытность поражает, а широкий спектр практического материала делает возможными самые неожиданные открытия. А что сказал там Гоголь о русских именах: плюнешь и перекрестишься? Да нет, пожалуй, лучше так: плюнешь и, весело сверкнув глазами, незаметно улыбнешься в закрученный ус: что это за имена?..
Редакция «ЗН» выражает благодарность за помощь в подготовке материала начальнику адресно-справочного бюро Л.Т.Горьковец и научному сотруднику Института украинского языка НАН Украины И.В.Ефименко

Рубрики: Интересное, История | Комментариев нет »

Оставьте свой отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.