Самые популярные

Магазин Фамильных доменов


Причины смены фамилии ( Россия )

Материалом для статьи послужили документы по перемене фамилий архива Свердловского областного ЗАГСа. Проблема смены личных имен и фамилий остается пока абсолютно не исследованной, но, без сомнения, она представляет большой интерес для изучения современной антропонимики.

В данном сообщении выборочно(1) рассмотрены документы по перемене фамилий с 1929 по 1967 г. среди жителей Свердловска и городов Свердловской области. Перемены эти продиктованы чаще всего стремлением избежать нежелательной семантики фамильного имени или отказаться от нерусской по происхождению фамилии у русского человека.

Из 125 рассмотренных случаев 91 случай (72%) составляют перемены по причине отказа от фамилий с некрасивой, часто оскорбительной или комической семантикой апеллятивов, лежащих в корне слова, образующего фамилию. Например: Баран, Блохина, Бяков, Гноевых, Завейборода (это фамилия женщины!), Дураков, Дураченко, Дурнев, Иродов, Клоповы, Кобелев, Пищалко, Нищета, Сомпляк, Сукина, Разгильдяев, Плешивых, Поросенкова, Полузадов, Полуплешев, Смертина, Удавихина, Шарик, Цыпленков и т. п. В своем заявлении Николай Иванович Шарик, например, пишет: “Фамилия моя мне не нравится, так как меня дразнят кличкой по имени собаки Шарик”. Цыпленков: “Эта фамилия мне мешает в жизни”.

Чем же заменяются подобные фамилии? Абсолютное большинство вновь присвоенных фамилий говорит о стремлении носителя иметь стилистически ничем не выделяющуюся, заведомо нейтрально звучащую фамилию. Например: Смертина стала Смирнова, Поросенкова — тоже Смирнова, Холява — также Смирнов, Иродов — Воробьев, Полуплешевые (супруги) — Васильевы, Удавихина — Иванова, Собакин — Белов, Клячин — Андреев, Крысин — Григорьев и т. д.

При замене фамилий замечена тенденция к присвоению фамилий деятелей искусства или другой какой-либо звучной фамилии: Бокий стал Полежаев, Гноевых—Вознесенский, Жук хотел иметь фамилию Айвазовский(2), Скоропупов стал Горький, его жена Скоропупова—Горькая, Собакин—Уральский, Собачкин — Ленский, Кобелев — Дунаевский, Козел — Козловский.

В морфологическом отношении фамилии с продуктивными патронимическими формантами -ов, -ев, -ин заменяются другими фамилиями, в подавляющем большинстве имеющими эти же форманты: Крысин—Григорьев, Собакин—Белов, Сукина — Титова и т. д., всего 85%.

Всего лишь 10% (3) вновь присвоенных фамилий оканчиваются на -ий: Гноевых стал Вознесенский, Скоропупов — Горький, Смертин—Бутыльский и т. д. 2% вновь присвоенных фамилий у русских оканчиваются на енко: Гриппа стал Гриппенко. Варенье — Никитченко и т. п.

Отказ от фамилий на -их почти не прослеживается, в нашем материале только четыре случая: Андреевых стал Андреев, Питерских — Питерский, Гноевых — Вознесенский, Чудиновских — Гонин. В первых двух случаях явно стремление избрать фамилию с более продуктивными патронимическими формантами. Показательно, что смена фамилий на форму с -их (вместо Анантин — Лысых, вместо Абрамкин — Громадских и т. п.) характерна в основном для людей старших поколений — 1892—1918 гг. рождения.

При смене некоторых фамилий стремление сохранить инициал прежней фамилии, что характерно для смены имен, крайне незначительно. Так, Смертина стала Смирнова, Кобелев—Крапивин, Серобабин—Смагин и т. п., всего 6%.

Желание “подправить” фамилию с не устраивающей носителя семантикой реализуется с помощью метатезы или замены некоторых звуков или слогов той же фамилии: так, Дурнев стал Руднев, Голяков — Голиков, Гробов — Громов, Поносов — Полосов, Кобелины (супруги) — Карелины. А некто Дьяволов стал Явлов (здесь отсечение начала фамилии с тем, чтобы избавиться от неблагоприятной семантики основы).

Очень четко прослеживается стремление к отказу от фамилий прозвищного типа, не оформленных специальным суффиксом: Баран, Кулак, Найда, Муха, Сорока, Трубач и т. п., всего 32 фамилии. При замене таких фамилий прослеживаются две тенденции. Одна из них: добавить к такой фамилии продуктивные патронимические форманты и таким образом избрать опять-таки нейтрально звучащую фамилию: Баран стал Баранов, Головня — Головин, Козел — Козлов, Кожугра — Кожу ров, Кулак — Кулаков, Муха — Myхин, Найда — Найденов, Сорока — Сорокин, Спичка — Спичкин. Другая тенденция — вовсе отказаться и от основы неприятной фамилии: Варенье стал Никитченко, Плакса—Лысенко, Нищета — Сибирцев.

Фамилии, образованные от народных форм личных имен при замене моделируются с формантом -енко: так, Астапенок — стал Астапенко, Анцибор — Анциборенко, Гриппа — Гриппенко.

Интересен и такой факт, когда за основу новой фамилии взято собственное отчество: Дураков Сергей Николаевич стал Николаев, Дуракова Нина Сергеевна — Сергеева, Война Олег Дмитриевич — Дмитриев, Клячин Петр Андреевич — Андреев. Здесь как бы происходит возвращение к формам патронимического именования, ушедшим в историю.

Отказ от длинной, неудобной в употреблении фамилии сочетается со стремлением сохранить лексическую основу фамилии (насколько ее улавливает носитель): так, Самсоненкова стала Самсонова, Зальцахбург — Зальцбург, Казаринова— Казанская. Видимо, в реальном употреблении такие фамилии все равно сокращаются.

Отказ от двойных фамилий (это совпадает с официальной тенденцией не давать двойных фамилий) в связи с их нехарактерностью для основной массы русского населения имеет следующие особенности. Первая из них: меняющие остаются при одной из двух фамилий. На выбор фамилии тут, возможно, влияет фактор большей продуктивности морфологического оформления одной из фамилий. Так, Любченко-Симицкий стал Любченко, Горская-Дахно — Горская, Уваров-Черкашин — Уваров, Россомахо-Нудельман — Нудельман, Комышан-Комаров — Комаров, Цаль-Цалько — Цалько.

Если же основы двойной фамилии некрасивы семантически или фамилия не по-русски оформлена, носитель меняет ее на третью, опять же нейтрально звучащую: Трешкин-Кисмерешкин стал Ветров, Кведер-Розау — Сорокин.

Очень интересны результаты смены фамилий у представителей малых народов и нацменьшинств. Так же, как и при перемене имени у представителей тюркоязычного населения, заметна тенденция к укорочению фамильного имени. Обычно от двухосновной фамилии отсекается одна из основ, а к оставшейся добавляется один из патронимических формантов -ов, -ев, -ин: Ахметгалиев стал Ахметов, Исламгулов — Исламов, Миннегильманов — Гильманов, Миннегалиев — Галин.

Отсечение второго компонента -утдинов, -етдинов и добавление суффиксов -ов, -ев связано со стремлением к моделям русских фамилий: Шарафутдинов стал Шарафеев, Саляхетдинов — Салахов. Нужно отметить, что принцип смены тут не строгий. Носитель берет похожую на слух русскую фамилию с той же основой.

Многие русские носят фамилии генетически нерусского происхождения и, отказываясь от них, меняют их обязательно на русскую. Меняют такие фамилии часто произвольно:

Гертнер стала Дунаева (фамилия ее отца Гертнер, матери — Дмитриева), Фердврер — Пушнин, Гринберг — Гринев (сохранил основу фамилии и оформил ее, видимо, по аналогии с пушкинским Гриневым). Пример довольно закономерной смены: Гехман стал Гейхманов (одновременно с исправлением фамилии добавил -ов). Надо заметить, что иноязычные фамилии, которые мы перечислили, не настолько освоены русским антропонимиконом, как фамилии Блок, Куинджи, Певзнер и другие, о которых пишет О. Н. Трубачев: “С равным основанием эти генетически нерусские, но исторически привившиеся на русской почве фамилии займут свое место в словаре русских фамилий” [Из материалов для этимологического словаря фамилий России,— “Этимология”, 1966, М., 1968.]. Перечисленные же нами фамилии носители меняют, чувствуя их чужеродность.

Стремление представителей нацменьшинств русифицировать свою фамилию очень интересно проявляется в следующих случаях: немец Лос позаботился о том, чтобы его фамилия звучала с мягким с, т. е. Лось, фактически о том, чтобы ее можно было этимологизировать на русской почве. Кореец Хай Мин изменил написание своей фамилии на слитное: Хаймин. Таким образом его фамилия встала в ряд с русскими фамилиями на -ин. Молдаванин Кокленчи изменил окончание своей фамилии и стал Коклинич. Тип фамилии на -ич известен русской антропонимии: Засулич, Кибальчич. Китаец Ма Шу-Унт сменил свою фамилию на самую распространенную русскую — Иванов.

Заметно, что смена фамилий не связана у носителей с проблемой сочетаемости фамилии, имени и отчества. Единственный случай: Юрецкий Юрий Александрович сменил свою фамилию на Прошнов. Но в то же время Юрченко Моисей сменил свое имя на Юрий, что еще раз подтверждает невнимание к вопросу сочетаемости компонентов именования.

Стремление четко отделить фамилию от других ономастических форм (личных имен, прозвищ) заметно в такой смене, как Анцибор — Анциборенко, Гриппа — Гриппенко, где первые фамилии могут ощущаться как народные формы личных имен Анцифер и Агриппина.

В заключение необходимо отметить, что рассмотренные случаи так называемой произвольной смены фамилий обнаруживают достаточно четко проявляющиеся эстетические и национальные мотивы.

Рубрики: Новости | Комментариев нет »

Оставьте свой отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.