Самые популярные

Магазин Фамильных доменов


Происхождение еврейских фамилий

Личные и наследственные имена евреев России — то есть собственные имена и фамилии — интересная для исследования тема. Во-первых, они характерны для всех ашкенази — подавляющего большинства еврейского населения мира; во-вторых, они имеют свои местные особенности: например, отличаются большой пестротой. Например, одного и того же человека могут звать Герш, Гершко, Цви-бен-Йехуда, Герш Юделевич и в миру Григорий Юрьевич. И ничего в этом удивительного нет. Обычно по традиции новорожденному дают «святое имя» (шем кадош). Оно всегда на иврите и взято из книг святого писания. Мальчик получает его на 8-й день жизни — при обрезании, имя же девочки объявляет ее отец в первую субботу от рождения с возвышения в синагоге.

Например, ребенка называли Цви — дословно «олень». Но, принято, что «святое имя» не произносят часто: его используют при обрезании, при вступлении во взрослый возраст — 13 лет при обряде « бар-мицва», при вступлении в брак, а также при всех религиозных ритуалах; его же пишут на могильном камне. Для повседневного употребления служит «кинуй> — «бытовое имя». «Цви» — «олень» — «гирш» на языке идиш. А отца зовут «Йехуда» — на идиш «Юдель». Таким образом, Цви-бен-Йехуда — он же Гирш сын Юделя. Скажем, по казенным документам Гирш (или Герш в зависимости от диалекта и грамотности писаря) Юделевич Кожушнер. Переселившись в город Гирш Юделевич адаптирует имя в Григория — может быть Юделевича, а может быть и Юрьевича. При всем этом тут изменение имени идет постепенно и логично.

Этого не скажешь о фамилии — в нашем примере, Кожушнер. Правда, каждый, услышав ее, воспримет ее как еврейскую. Таковой она и будет — и в то же время ничего общего с еврейской антропонимической традицией она не имеем и получена очень недавно. Может быть, тогда, когда, собираясь в город Гершко, сын Юделя Хромого (или Рыжего, или Длинного), пришел в кожушнельский сельсовет за нужной справкой. Тут-то ему и написали Герш Юделевич, а фамилию, не долго думая, произвели от названия поселка Кожушня: Кожушнер. А могли бы и Кожушнянский и т.д.

Евреи, как и другие народы Ближнего и Среднего Востока, фамилий никогда не имели, а назывались только отчествами, присоединяя их словами «бен» — (сын) или «бат» — (дочь). И каждый уважающий себя человек должен был знать не менее семи имен предков. Поскольку имена могли повторяться, для различения их могли добавить название населенного пункта, где уважаемый предок жил (Иерушалми — Иерусалимский, Фаюми — Фаюмский, Бавлеи — Вавилонский, а позднее — в странах рассеяния: ми Тудела — из Туделы, ха Роми — Римский, ха Ляди — Лядер — Лядский и т. д.). Иногда же добавлялось прозвище: Яффе (Иоффе) — красивый, Шапиро — благообразный, Клугер — умный или название профессии: Сандалар (Сандлер) — сапожник, Хайят (Хаес) — портной, Софер – писец и т.д.

Те же, кто происходил из двух священнических родов: Коhенов — священников или Леви — помощников священников, обязательно добавляли hа Коhен или hа Леви. Отсюда и пошли разнообразные Коэны, Коны, Коганы, Куны, Каганы и т.д. и Леви, Левины, Левиевы и даже Льюисы (английское чтение Lewis; в данном, правда, случае, это не обязательно евреи: имя это широко использовали англосаксы в период протестантского увлечения ветхозаветными именами). Однако, развитие общественной жизни требовало, чтобы все граждане имели документы и фамилии. К XVIII веку большинство населения Европы еще не имело устоявшихся фамилий; в России же они не устоялись и к 1917 году (а учитывая восточные владения империи, они установились, дай Бог, к 50-м года нашего века).

Сначала потребовали от евреев принять фамилии власти Австрии, причем те, кто от этого уклонялись, получили их от чиновников, зачастую издевательские вроде Эзельскопф — Ослиная Голова! Потом власти Пруссии, занимаясь эмансипацией евреев, даже не принимали к рассмотрению бумаги тех, кто минимум за полгода не взял себе «по-европейски (т.е. по-немецки) звучащей фамилии» (а также не отказался от «азиатского платья», не говорит правильным языком и т.д.)

В России первым предложил обязать евреев принимать фамилии поэт и сановник Гаврила Романович Державин. При этом он считал, что они должны звучать «на малороссийский лад», отражая особенности характера и оценку их властями. Для трудолюбивых и порядочных «Промышленный», для спорых в деле «Швыдкий», для скрытных — «Замысловатый» или «Замыслюк» и т.д. (Примерно так же давали позднее чиновники фамилии украинским крестьянам: Нетудыхата — владельцу без складу и ладу стоящей хаты, Тягны — Рядно — лентяю, которого с места не сдвинешь, в то время как хорошие хозяева получали вполне по-великорусски звучащие фамилии: не Коваль или Коваленко, а Ковалев). Дворяне же добавляли к своим фамилиям на «-ко» буковку «в» Пфепенков. Процесс фиксации фамилий завершился к 80-м годам прошлого века. В сравнении с фамилиями других народов у евреев повышен процент фамилий от названия населенных пунктов. Практически все города, городки, поселки, местечки и села бывшей черты оседлости оказались фамилиями. Бершады: Бершадский, Бершадер, Бершадчик и т.д.; Варшава: Варшавский, Варшавер. Кричев, Пирятин, Гусятин, Бердичев, Лепель — со всеми возможными окончаниями.

Другие — от имен отцов: Абрамзон, Абрамович, Абрахамович, Абрамов, Аврахамов и даже Ибрагимов.

Очень велико (даже непомерно) количество еврейских фамилий от имен матерей. Тут сказалась, очевидно, большая социальная активность женщин, зачастую содержавших не только детей, но и занятых благочестивым изучением Писания мужей. Ривин, Ривкин, Ривес, Ривас, Ривлин, Рывкин; Малкин, Малкес, Гитин, Гутин, Гитлик и т.д.

Человек, переселявшийся из Австрии (а она начиналась не так далеко от Жмеринки) мог получить фамилию Ойстрах — на идиш «Австрия»; из Литвы (что включало Белоруссию, Смоленскую область и т.д.) — Литвак, Литвин, Литвинов; из Германии (сразу к западу от Варшавы): Тайц — «Германия» на идиш, Ашкенази — «Германия» на иврите, Немчик. Встречались просто не изменяемые названия городов в Германии: Ландау, Люцау, Лившиц, Берлин.

Особенно же много было названий профессий: Шнайдер, Шнайдерман, Портной, Портнов, Хайят, — все от слова «портной» на разных языках; Шустер, Швец, Сапожник, Сапожников, Сандалар, Сандлер — «сапожник». Отдельно следует отметить только еврейские профессии: Меламед — «религиозный учитель», Шойхет — «резник», Шадхан, Шадхен — «сват», Могел — «мастер обрезания».

Для потомков же раввинов добавлялось уважительное окончание «ович». Так и появилась прославленная в тысяче анекдотов фамилия Рабинович. Она считается уж такой еврейской, что другой такой и не придумаешь. И отсюда же следует, что ничего общего с еврейской традицией она не имеет, и окончание ее — самое, что ни на есть славянское.

Если уж брать чисто еврейскую традицию, то это фамилии аббревиатуры, в каждой из которых зашифрованы предки и их заслуги. Назовем некоторые из них. К примеру, Кац. На первый взгляд — «кошка» по немецки. А в действительности: «коhен цедек» — праведник, «Зак» — «зэра кадошим»: «семя святых». «Маршак» — «морену рабену Шломо Клугер» — «учитель наш, господин наш, Соломон Мудрый», «Магалиф», «Магараф» и т.д.

Хотя зачастую имена евреев, по крайней мере, употребляемые в быту, не сильно отличаются от русских (хотя бы потому, что значительная часть русских имен заимствована из еврейского языка — Иван, Михаил, Гавриил, Мария и т.д.), тем не менее можно четко выделить набор имен, употребляемых евреями, и имен, ими не употребляемых. К примеру, не встретить еврея по имени Иван, Василий, очень редки — Петр, тем более — Святослав или Вячеслав (хотя чего не бывает!). Зато часты имена Лев, Григорий, Яков, Марк, Михаил, Александр. (Последнее заслуживает более подробного рассказа: оно появилось в еврейском антропонимиконе в 332 году до нашей эры).

Тогда в Палестину вошла армия Александра Македонского, который проявил подчеркнутое почтение Храму и священнослужителям его. И первосвященник распорядился, чтобы все мальчики, родившиеся в этом году, получили имя Александр, в простонародной форме «Сендер».

Это связано не только с желанием, не выделяясь в массе именем, все же не выглядеть выкрестом — достаточно сильным в еврейской среде. Это связано со стойким обычаем давать новорожденному имя умершего близкого человека. То есть «шем кадош» совпадет полностью, а для «кинуй» достаточно совпадения «согласного скелета» имени. На иврите ведь пишутся только согласные. Совпадать могут даже не все согласные, но уж обязательно первые. К примеру, мальчика назвали Фридрих (дело было до войны, а имя ассоциировалось прежде всего с идеологически чистым Энгельсом), потому что умерла его бабушка Фейге-Рейзл. Причем обычай столь стоек, что его придерживаются большинство евреев, даже те, что почти ничего не знают о нем и никогда не слышали выражений «шем кадош» и «кинуй». Соответственно, ребенок не может получить имя отца. Еврей по имени-отчеству Михаил Михайлович — немыслим. Впрочем, в миру — отчего бы нет, если он по паспорту, скажем, Моисеевич.

Все сказанное выше относится к ашкенази. В восточных группах наоборот нарекали ребенка именем живущего уважаемого человека.

Ни горские, ни бухарские евреи (как и окружавшие их мусульманские народы) фамилий не имели, и им давали их по простецкой схеме — по имени отца: Овадьяев, Ильягуев, Авшалумов, Иллизаров, Абрамов, Юнатанов и т.д.

В Грузии в свое время евреев (и «татар»-азербайджанцев, и армян и собственно грузин) именовали по отцу с добавлением «швили» — «сын».

Рубрики: История, Фамилии разных народов | Комментариев нет »

Оставьте свой отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.