Самые популярные

Магазин Фамильных доменов


Российские фамилии в США

В РОССИИ граждане редко сталкивались с трудностями написания своей фамилии в официальных учреждениях. Грубо говоря, «как слышим, так и пишем», — вот основное правило с небольшими иногда поправками «а» на «о», «и» на «е» и так далее. В Соединенных Штатах — иная картина. Во всех англосаксонских странах для написания любого слова, в том числе и фамилии, существует «спеллинг», форма которого, то есть порядок букв, может ыть резко отлична от произношения целого слова. Так, американец по фамилии Farnheim поправит любого, кто произнесет его фамилию, как Фарнхайм, то есть по закону «как пишем, так и произносим», и укажет на правильное произношение — Фарнэм или Фар м.

Мысль о написании данной статьи родилась, когда некто Нинель Царшинская рассказала автору, с какими трудностями ей приходится сейчас сталкиваться, чтобы получить положенную ей пенсию. Все документы готовы, вот копии их на столе, но, как ей о ъяснили в управлении, синонимом которого служит наш российский собес, в бумагах ее есть много несоответствий, касающихся ее имени и фамилии. Дело в том, что Нинель, по полному незнанию американского подхода к любого вида официальной документации в этой стране, представляла себя по-разному: то изображала свое имя как Nelly, то Ninel или Nelia и т.д., а уж что она творила со своей даже и по-русски «трудной» фамилией, рассказать невозможно. В результате возникла невероятная путаница, и женщине этой придется потратить массу времени, чтобы доказать, что все Нинели, Нелли и Нели — одно и то же лицо, и в конце концов получить пенсию, а также ряд других привилегий, связанных с возрастом.

Фамилия — не имя. Она должна неизменяемой переходить из поколения в поколение. Фамилию нельзя самовольно сократить или видоизменить даже в неофициальной беседе, как, например, имя, когда можно назвать себя Рита вместо Маргарита, Мара вместо Тамара, Мила вместо Людмила и так далее. Изменить официально родовое свое прозвание (прозвище, наименование, прозвание и т.д. — так по-разному называются фамилии) везде непросто, и Россия, и США — не исключения. С этим везде надо идти в суд, а после присвоения такому-то лицу нового наименования надо срочно оповестить все инстанции и учреждения, где он значился под своей старой фамилией и, возможно (если тоже менял), именем. Для всей процедуры требуется масса документов, свидетелей, письменных и устных объяснений, почему вас смущает прежняя фамилия и вы хотите «эту» переменить на «ту».

В любой стране можно найти множество лиц, желающих изменить фамилию. В США через это испокон веку проходили иммигранты. Еще в начале века эта процедура происходила на острове Эллис Айленд, пропускном пункте для лиц, прибывающих со всего света в Америку, где их имена и фамилии подвергались «американизации» в эмиграционном управлении, лишь только будущие граждане сходили на берег. Так, Михаил и Анна Степановы, называющие себя русскими (этнически), записывались, как Майкл и Энн Степ, Самуил и Рахиль Матковские, супруги еврейского происхождения с Украины, начинали именоваться Сэм и Рэйчел Мэтт, словены Божидар и Мария Пиплак стали Биллом и Мэри Пайп и так далее.

Процедура американизации национального имени не была о язательной, но в новом иноязычном обществе это было очень удобно. В дальнейшем потомки этих новоприбывших уже носили новые имена.

Ну а как же с теми, кто не захотел расстаться со своим исконным прозванием и рискнул оставить его в чужой стране?

«Разве можно жить с фамилией Фердыщенко?» — восклицает один из героев Достоевского. «Еще как можно! — спокойно отвечу я, — а вот вы поживите с фамилией… Твоюмать». Подобную фамилию я встречала два раза: один раз — на родине, другой раз — здесь, в США. Тот, кто носил ее в России, рассказал мне, что изначально перед Твоюмать стояло и известное слово из двух букв, но в 30-х годах он убрал их в официальном порядке, а остальное оставил, руководствуясь тем, что фамилия его исключительно оригинальна.

А вот здесь, в Нью-Йорке, в начале 50-х годов, когда повалила из Европы вторая волна русскоязычной эмиграции, некто Петр Сидорович Твоюмать сначала при въезде переделал себя в «мистер Твом» (Twom), но дети его, когда выросли (а звали их уже по-новому — Мария — Мэри, Прасковья — Пегги и Сидор — Сид), возродили свою родословную через суд и пишутся сейчас Твоюмать (Tvoiumat), так же, как и некоторые эмигранты-украинцы — Порубейсмех, Пердикляч, Неешьсала, Нетудыхата и другие. Ведь американцам смысл этих смешных словосочетаний ни о чем не говорит. Так, знакомый многим Иван Семенович Гнида, представитель баптистской общины Украины в Ашфорде, штат Коннектикут, прошел всю жизнь со своей фамилией с полным достоинством.

Или мой сосед, славный молодой человек. Ему 27 лет, он украинец в четвертом поколении, и не только он, но даже родители его давно забыли родной язык предков. Зовут моего соседа — Роберт Глиста. Объяснить ему, что значит его фамилия, я не рискнула, чтобы не вводить молодого человека в комплекс — он бизнесмен, клиенты его все американцы (русские обходят его из-за фамилии).

Когда-то, по приезде в Америку, я сталкивалась с россиянами, воспользовавшимися возможностью через суд освободиться от своих малоприятно звучащих фамилий. Основных причин было две:

1. Чувство дискомфорта в кругу своих российских соотечественников.

2. Для «удобства чужого уха» — чтобы американцы не переспрашивали чуждо звучащую для их уха фамилию и не просили дать написание буква за буквой.

О дискомфорте: особенно много я встречалась с курьезными фамилиями по приезде своем в США, когда ходила в суд на слушание дел по перемене национальных наименований украинцев, обитающих в большом количестве в Миннесоте, где жила и я. Комических эпизодов, связанных с прозваниями, прозвищами, именами и родовыми кличками, было не перечесть.

Так, Роман Лукич Свистопуп переиначил в суде свое кровное прозвание на Ричард Лерри Свист. Радиолина Сукодавкина стала называться Линда Сукк. Революций Ермилович Красножопов в Америке немедленно переименовал себя в Волли Кросс, что звучит совсем неплохо. А вот в Советском Союзе, где в глухом украинском местечке он женился перед войной, скандал разразился прямо в загсе. Работники этого уважаемого учреждения, умирая от хохота и чувствуя, что здесь — их власть, упорно отказывали ему взять фамилию жены, хотя по советским законам это всегда дозволялось. И остался бы наш Революций Ермилович навек Красножоповым у себя на родине (он, правда, всех уверял, что когда-то, еще при царском «прижиме», писарь в воинском присутствии хотел за что-то отомстить его предку и нарочно «описался», а настоящая его фамилия — Красножонов), если бы не попал наш герой во время войны за кордон.

С новой фамилией, которую берут себе в чужой стране иммигранты, нужно быть очень осторожным, особенно теперь, в век повальной компьютеризации. Новая фамилия должна быть везде, во всех документах одинаковой, писаться по раз и навсегда установленному единому спеллингу, то есть правописанию. А иначе — хлопот не оберешься. Тот же Революций выбрал себе фамилию Kross, но где-то он изобразил ее как Cross, имя писал то Волли, то Уолли, как и вышеупомянутая Нинель Царшинская. И ему тоже пришлось долго мучиться, чтобы доказать, что все это — одно и то же лицо.

Ну а что приходится ожидать иммигранту любой страны, если он решил не изменять своей фамилии при въезде в США или при получении гражданства, а сделать это позже? Вот тогда-то ему и придется идти в суд. Именно тут, в суде, и разыгрываются случаи, граничащие с трагедией. Американцы до недавнего времени верили всем на слово, но теперь все круто изменилось. Поскольку многие иммигранты, и россияне в том числе, по-прежнему при егают к обману, федеральный или штатный суд в США все чаще и чаще начинает интересоваться, по каким мотивам такой-то решил себя переименовать. А мотивы эти могут быть самыми разными: тут и попытка избежать всплытия какой-нибудь нечестности, уклонение от уплаты алиментов, желание предать забвению свое уголовное или политическое прошлое и т.д. После второй мировой войны случаев ложных показаний при въезде в США было не перечесть, и прибегали к ним не только нацистские и российские военные преступники, но даже ни в чем не повинные граждане СССР, из привычного страха скрывающие все и вся. Именно тогда вошел в юриспруденцию США термин «березовская болезнь».

Термин «березовская болезнь» касался показаний при натурализации (получения гражданства) Родиона Михайловича Березова. Честнейший, благороднейший человек Родион Михайлович Акульшин, поэт, прозаик, драматург, пользующийся большим почетом в Москве, взял себе в лагере для перемещенных лиц в Германии псевдоним Березов, чтобы руки Сталина не «достали» его за морем. И вот при натурализации он обо всем по своей доброй воле рассказал в суде, хотя никто его за язык не тянул. Американские законодатели заволновались настолько, что Родиону Березову и многим другим с такой же судьбой грозило насильственное возвращение в СССР прямо в лапы тех, от кого бежал определенный процент второй волны эмиграции.

Впрочем, не хочется омрачать настроение читателя печальными эпизодами, возвращаюсь к комическим. Федот Федорович Семирожин попал в Америку в 49-м году из Германии, где он несколько лет жил с семьей в дипийских лагерях. Человеку этому из глухого села под Смоленском и по-русски-то грамоты не хватало, а что же говорить об английском? Кроме «хай» и «бай» ничего произнести не мог. Итак, обратился Федот Семирожин в суд с ходатайством о перемене фамилии, а в ходатайстве надо было указать, почему он желает расстаться со своим национальным прозвищем. Несмотря на отсутствие «грамотешки», Федот Федорович (с подначки уже вполне о американившегося сына) избрал себе новую фамилию и пожелал впредь именоваться… Стюартом. Зал наполовину был заполнен нашим братом, россиянами, которые встретили нового бывшего представителя британского королевского дома хохотом. «Что же вы находите в фамилии Семайруджи недостойного, чтобы ее изменить? — спросил судья. Он никак не мог докопаться до смешного смысла прозвища Семирожин и произносил ее на свой салтык — Семай руджин. — Вы ведь из Советского Союза, не так ли? И вы, как говорите, не разделяли политику своего босса Сталина. Но ведь вы жили в той стране и даже были красноармейцем?.. Ах, вам не хотелось идти в Красную Армию, вас записали туда насильно? Что ж, — он строго обвел глазами присутствовавших, — так и выходит, как я предлагаю: если вы не полностью красный, то уж полукрасный — наверняка. — Судья хорошо знал французский: «семируж» по-французски — полукрасный. — Итак, — четко заявил представитель американского закона напоследок, без тени жалости глядя на взмокшего от напряжения Федота Федоровича, — хотя в Америке нет авторского права на фамилию, желаемое вами новое родовое прозвание Стюарт я не утверждаю. А вот Семайруж — могу утвердить. Согласны?»

Бедный Федот Федорович был рад и этому. Он давно возвратился к престолу Отца Небесного, пославшего его на нашу грешную землю, дети все вышли в большие люди и фамилию свою, обрубив, произносят, как Саммер (лето). А белоголовые внучата Федота, облепившие меня в доме Саммеров и не секущие по-русски ни слова, так никогда и не узнают, что их дедушке, «полукрасному» крестьянину из-под Смоленска, не только по-английски, но и на его родном, русском языке «грамотешки не хватало».

Встречались случаи, когда некоторые наши россияне (и не только славянского происхождения) хотели менять свои исконные фамилии на другие, поприличнее. Так, на вопрос судьи, что конкретно не устраивает господина Гробдлякурицы или прочих по фамилиям Полудурок, Вариборщ, Недописькин (последнее, вероятно, от Недопюскин, по фамилии одного из действующих лиц рассказа Тургенева «Чертопханов и Недопюскин»), те отвечали, что соотечественники часто встречают их насмешками и шутками. Судьи большей частью (сейчас особенно) слушают претендентов на соискательство новой фамилии несколько скептически и очень неохотно дают «добро» или вообще не разрешают полное изменение фамилии, настаивая только на ее сокращении: Грод, Пол, Вар, Нед (см. фамилии, упомянутые несколькими строками выше). Ибо в английском языке смысл подобных курьезных фамилий полностью затушеван. Что же касается ремарки судьи, ведущего дело Федота Семирожина о том, что в Америке авторского права на фамилию нет, то тут дело в следующем. Многие иммигранты желают менять свои фамилии (по крайней мере так было в прошлом, чему я сама свидетельница), называя себя каким-либо американским историческим именем: Линкольн, Джефферсон, Рузвельт и тому подобное. Именно против этого выступают американцы-аборигены англосакских корней, носящие ту же фамилию. Некоторые судьи принимают эти протесты во внимание, другие утверждают, что авторского права на фамилию нет. Вот случаи. Украинец Ульян Хамно решил переменить свою не самую благозвучную для россиянина фамилию на Улисс Грант (имя и фамилия одного из выдающихся американских президентов ХIХ века). Судья не утвердил — будет двусмыслица. Предложил фамилию Хэм.

Евген Сопля задумал стать в Америке Джином Соммерсетом (он произносил это слово, как «саморсад», так что судья вначале ничего не понимал). Соммерсет — имя писателя Моэма, о котором наш герой не имел никакого представления. В этой новой фамилии Евгену было отказано, ибо она может ввести всех в заблуждение, и предложено на выбор Сопл (Sopl) или Соуп (Soup), что значит «мыло». Евген так и назвался. Еще недавно в Вашингтоне жила немолодая пара по фамилии Крик-Ливи (Creek Leevy). Типичная английская фамилия. Ан нет. Муж в этой семье был из семьи казаков и прозывался Крикливый.

С полным пренебрежением к смыслу славянских фамилий предков живут такие известные в США люди, как Сью Палка (Раlkа), профсоюзный деятель Стив Водка (Vodka), его коллега Джон Срака (Srаkа) или часто мелькающий в рекламных роликах человек по фамилии ГореLб. В список этот входит также очень давно известная жителям США компания по продаже автомашин, нынешнего главу которой зовут Брайен Поганка (Pohanka). В качестве фамилий иногда встречаются за рубежом имена собственные. Миру известен француз Рафаэль Олег, скрипач. Хорошо знают также французского режиссера Роже Вадима — этот деятель искусства взял фамилией свое имя. В действительности он зовется Вадим Племенников.

Как-то по образовательной телепрограмме выступали две толстушки афроамериканки, желающие стать певицами. Сценический псевдоним был у них уже готов, и в искусство они надеются войти, как Кассандра Алексей и Офелия Николай (имена даны при рождении). Я не поленилась позвонить в студию и поинтересоваться, знают ли они, что значат их новые фамилии и почему они обе выбрали именно их. Девушки-толстушки без запинки ответили, что в их районе живут теперь новенькие из России и сыновей в семье зовут Николай и Алексей, что звучит несколько загадочно, а для сценического псевдонима ничего не может быть лучше.

А вот случай весьма редкий, когда русская фамилия стала в иноязычной стране именем. Случай этот — один из первых, если не первый в русской истории науки именоведения. В конце ХVIII века англичанка Марта Брэдфорд (ур. Виллмот) была женой британского посла в России и очень дружила с Екатериной Романовной Дашковой (ур. Воронцовой), первой женщиной-президентом Российской академии наук. Дружба была столь тесна, что Марта называла Екатерину Дашкову своей русской матерью. Именно в память и честь этой любимой русской матери Марта Брэдфорд назвала свою дочь Екатерина-Анна-Дашкова, где ашкова — не фамилия, а третья составная часть имени. Насколько мне известно, «Дашкова», русский компонент этого имени, повторялся и у потомков Марты Брэдфорд.

В заключение поинтересуемся, есть ли в русском языке фамилии, которые и без переводчика ясны англоговорящему в чужой стране. Да, конечно, есть. Таковы, например, исконно «лаптежные» русские наши фамилии Шитов и Фокин (которые могут ассоциироваться с «shit» и «fuck»). Одного дипломата по фамилии Шитов, насколько мне известно, заставили заменить «т» на «л», и он стал Шиловым. Другого не пустили в англоязычную страну, а направили куда-то еще.

Неудобно-неприятная ситуация возникает и в России, когда туда из англоговорящей страны прибывает человек с фамилией Эбитт, Эбан и что-то такое в этом роде.

По моему личному мнению, ни в русских, ни в английских фамилиях такого рода ничего страшного нет, но как русским, так и американцам просто не хватает ономастического кругозора, чтобы не хихикать при подобных именных «вывертах» нашей всеобщей истории именологии.

Рубрики: Новости | Комментариев нет »

Оставьте свой отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.